ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава

Бедной девице, разумеется, было страшно расставаться с нами. Е„ лицо, и без того худенькое, ещ„ больше осунулось.

Когда мы остались одни, я желал было побеседовать о наших новых знакомых, да и. произнес мне:

– Не стоит на данный момент об этом. Нам с тобой, повидавшим в жизни много скорби, нужно хорошо мыслить ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава о каждом сво„м слове. Нет таких слов, которые может безнаказанно выкидывать в мир человек. Вся жизнь – вечное движение; и это движение творят мысли человека. Слово – не обычное сочетание букв. Даже если человек не знает ничего о тех силах, что носит внутри себя, и не задумывается, какие вулканы страстей и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава зла можно сотворить и пробудить неосмотрительно брошенным словом, – даже тогда нет безнаказанно брошенных в мир слов. Берегись пересудов не только лишь словестно; но даже в идей старайся всегда отыскать оправдание людям и пролить им в душу мир, хотя бы на одну ту минутку, когда ты с ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава ними. Подумаем лучше, что на данный момент делают наши друзья.

Флорентиец, по всей вероятности, садится в поезд на Париж, а Ананда его провожает.

Он точно ун„сся в отдал„кую Москву, и взор его стал отсутствующим. Сам он, опершись головой о спинку дивана, посиживал бездвижно; и я помыслил, что у каждого ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава человека, разумеется, своя манера спать, а я как-то не приценивался до сего времени к тому, как дремлют люди. Флорентиец спал, точно покойник, И. спал сидя, с открытыми очами, но сон его был так же крепок, как сон Флорентийца.

Думая, что будить И. и нельзя, и никчемно, я тоже ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава перен„сся идеями в Москву.

Сейчас, расставшись в первый раз за эти деньки с Флорентийцем, к которому так прильнул всем сердечком, я ощутил всю глубину удара, который нанесла мне жизнь этой разлукой. С самого рождения и до разлуки с братом я лицезрел на сво„м пути один ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава свет, один свой дом, 1-го постоянного друга: брата Николая. Сейчас я разлучен с братом, – погас мой свет, упал мой дом, пропал мой друг. Около Флорентийца, невзирая на все волнения, полное отсутствие какого-нибудь дома, непрерывные угрозы и неутихающие мучения о брате, я ощущал и сознавал, что в н„м для ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава меня – и свет, и дом, и друг. Чувство полной защищенности, мира в сердечко, – даже когда я рыдал либо раздражался, – не покидало меня кое-где в глубине. Я был уверен, каждую минутку уверен, что в лице Флорентийца я не только лишь имею «дом», но что в этом доме смогу ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава жить, учась и совершенствуясь, чтоб стать достойным собственного друга.

На данный момент, думая о том, что Флорентиец уезжает в Париж, а я пищу на Восток, – пусть в другие места, но вс„ же на тот Восток, знакомство с которым мне принесло настолько не мало горя, – я понял, как я бездомен ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава, одинок и брошен судьбою в вихрь страстей. Я могу быть только их игрушкой, так как не только лишь ничего не лицезрел и не знаю, но даже не смог себя воспитать и приготовить к жизни.

Ни одна струна в мо„м организме не была настроена так, чтоб я мог на ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава не„ положиться. При всяком сердечном ударе я рыдал и терялся, как будто реб„нок. Тело мо„ было слабо, не закалено гимнастикой, и всякое напряжение доводило меня до изнеможения и обмороков. Что все-таки касается силы самообладания и выдержки, точности и ч„ткости в идей и во внимании, – то здесь дисциплины ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава во мне было ещ„ меньше.

Я смотрел в окно, за которым уже сгущались сумерки. Природа находилась в полном расцвете собственных сил. Мерцали зел„ные луга, колосящиеся поля, живописные деревушки. Вс„ гласило о броской жизни! Кому-то были близки и дороги все эти поля, сады и огороды. Целыми семьями работали на их ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава люди, находя не считая любви к собственной семье и общую любовь к этой земле, к е„ красотам, к е„ творчеству.

А я один, один – везде и всюду один! И во вс„м мире нет ни угла, ни сердца, про которое я знал бы – вот «мо„» пристанище.

Погруженный в ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава свои горьковатые мысли, я запамятовал об И.; запамятовал, где я, ун„сся в сказочный мир желаний, стал мыслить, как буду стремиться стать достойным другом Флорентийца, таким же сильным, хорошим и всегда владеющим собой. Невольно идея моя перебросилась на его друзей – И. и Ананду. Их поступки, полные самоотречения, ведь они бросили ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава вс„ по первому кличу Флорентийца и движутся помогать брату и мне – людям им совсем чужим, обвораживали меня высотой благородства.

В один момент в коридоре послышался сильный шум и дамский вопль: «Доктора, доктора».

Оторванный от собственных гр„з, я резко вскочил, чтоб ринуться на помощь, зацепился ногой за чемодан, который ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава стоял у столика, и свалился бы со всего размаха прямо на пол, лицом вниз, если б меня не схватили сзади за плечи сильные руки И.

– Нос разобьешь, Левушка, – уморительно копируя старушечье шамканье, произнес он. Это было так забавно и внезапно, так не подходило к серь„зной фигуре И., что ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава я расхохотался, забыв, куда и для чего бежал.

– Подожди тут, друг, – проговорил он уже своим обыденным голосом. – Я пойду с моими каплями. Узнаю истеричный глас нашей старшей соседки по столу. Может быть, я там задержусь, но ты вс„ же не выходи из купе, если я не приду за ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава тобой. Вс„ время помни о нашей главной цели. Флорентиец уже уехал в Париж, поезд был должен отступить минут 10 вспять, судя по времени,

– произнес он, посмотрев на часы. – Ведь Флорентиец отправился в путь ради тебя и твоего брата. Я пищу ради тебя и для него. Ананда живой„т в Москве тоже ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава ради вас обоих. Как ты можешь считать себя одиноким и бескровным?

В эту минутку кто-то постучал в наше купе. И. нежно поцеловал меня в лоб и открыл дверь.

У порога стоял давешний генерал, с которым флиртовала т„тка, и ещ„ некий юноша. Генерал извинялся за беспокойство и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава просил доктора, – принимая И. за такого, – посодействовать юный девице, упавшей в обморок в примыкающем купе; никто не может привести е„ чувство, хотя е„ т„тка уже более часа употребляет к этому все обыденные средства.

И. только спросил, для чего же ранее к нему не обратились, – захватил походную аптечку из ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава того саквояжа, что вручил мне Флорентиец, и уш„л совместно с 2-мя постучавшимися к нам пассажирами.

Я выглянул в коридор, куда вываливали мужчины и дамы из всех купе. Они представляли довольно-таки забавную картину. У каждого было растерянно-вопросительное лицо, – и в руках какой-нибудь флакон. Разумеется, до того ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава как вспомнить о медике, они все помогали злополучной т„тке привести в чувство даму.

Я закрыл дверь, убрал в сетку чемодан, о который я так неудобно спотыкнулся, и стал мыслить о девице, впавшей в таковой глубочайший обморок. Я вспомнил е„ худое лицо и тоненькую, практически детскую фигурку. Казалось ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава, что здоровьем она настолько же не крепка, как и я; и так же невыдержанна и плохо воспитана, – в смысле самообладания.

«Вот, – задумывался я, – у не„ есть и мама, и отец; есть дом, и даже два, так как она едет на свою дачу к морю. А жизнь е„ навряд ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава ли веселее моей, если приходится жить и ездить с т„ткой, которую ненавидишь».

Я старался нарисовать для себя картину дома, быта и всей внутренней жизни девицы. Мне хотелось осознать, каким же образом до таковой глубочайшей сердечной боли мог дойти в родительском доме реб„нок. Как, изо денька в денек, е„ должна была ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава подавлять атмосфера жизни родителей, если Лиза могла оголить душу перед чужими людьми, как это случилось с ней сейчас.

Я ассоциировал е„ с собой и всем сердечком находил оправдания е„ поступку, вспоминая, что не так давно произнес мне И. Мне припомнились мои сл„зы за последние деньки; как горько я ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава рыдал – и тоже перед чужими мне людьми, я – мужик, старше е„ на добрые 5 лет.

И звучавший лейтмотивом этих дней вопрос «Кто для тебя собственный? Кто чужой?», навязчиво возвращающийся ко мне, отв„л мои мысли от девицы…

Через некое время я опять возвратился идеями к ней. Нравилась ли мне Лиза ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава? За все мои 20 лет я ещ„ никогда не был влюбл„н. Я так был занят, такое огромное количество у меня было уроков, сочинений, книжек, которые я к ним был должен прочитать. Ну и брат в собственных письмах присылал мне целые программки; список музеев и галерей, которые я был ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава должен повидать, – вс„ это заполняло мою голову, я всегда был занят. Знакомств же, не считая старенькой т„тки, у меня не было никаких. А в е„ доме я встречал только старенькых принципиальных дам, любая из которых учила меня наружным манерам, давая целовать свои сморщенные и надушенные руки ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава и не интересуясь совсем духовной жизнью замухрышки, каким я непременно был в их представлении. Все их дискуссии были о большенном свете; на каком балу у графини С. они были и к каким князьям В. пойдут завтра.

Никогда мне не доводилось даже посиживать за одним столом с девицами либо плясать с ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава ними. Лиза была первой женщиной обыкновенной, обычной жизни, с которой я просидел около часа за одним столом. Как Наль являла собой какую-то высшую красоту, принадлежала высшей, необыкновенной жизни. И с обеими я не просто общался, как с хорошими знакомыми, а подсмотрел у той и другой небольшой уголок ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава их духовной, сокрытой от всех, жизни.

«Лиза упрекала т„тку в том, что первому встречному она готова рассказать о собственных делах. А разве сама она не выдала еще больше того, что раскрыла т„тка?» – крутилось в моей голове колесо мыслей.

Т„плое чувство к Лизе и острое желание посодействовать ей чем ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава-нибудь, принять роль в е„ судьбе шевельнулись во мне.

Должно быть, прошло много времени, пока я занимался этими психическими этюдами. По ту сторону окна была т„мная ночь, в коридоре горела зажж„нная проводником свечка, но в купе было достаточно мрачно.

Я встал, намереваясь выглянуть, как в ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава дверь в один момент постучали, и я увидел И., вводившего в наше купе Лизу, которая, разумеется, не могла сама идти; за ними шла т„тка с пледом в руках.

– Левушка, у Лизы был сильный сердечный припадок. Пока ей приготовят кровать, ей нужно полежать у нас, посиживать она не может, – произнес ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава И., укладывая даму на диванчик.

Я желал выйти в коридор, но он отдал мне хрустальный флакон и повелел каждые 5 минут подносить к носу Лизы. Я присел на чемодан у е„ изголовья и стал делать свою цель лекарского подмастерья. Т„тке И. указал место у столика, взял у не ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава„ плед, накрыл им даму и сел у е„ ног.

Пару минут правило полное молчание. Т„тку я не лицезрел, ибо, занятый собственной миссией, посиживал к ней спиной. Пользуясь полуобморочным состоянием Лизы, я пристально е„ рассматривал.

Безусловно, это была прекрасная женщина. Но меня очень поразило, что одна щека е„ была ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава восковой бледноты, а другая не только лишь пылала, но багровость е„ переходила в большой синяк, что отч„тливо стало видно сейчас, когда И. достал раскладной канделябр, заж„г в н„м свечу и поставил на столик.

– О ч„м сейчас вы плачете? – услышал я вдруг глас И. Я обернулся ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава и увидел, что лицо т„тки вс„ залито слезами; нос, губки, щ„ки – вс„ распухло, и вид е„ был до омерзения безобразен.

– Не о девчонке плачу, а о собственной судьбе. Что сейчас будет со мной? Она станет всех уверять, что это я е„ толкнула. А по сути сама ушиблась…

– отвечала злым голосом ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава т„тка через всхлипывания.

Я посмотрел на И. и поразился суровому выражению его лица. Он так внимательно смотрел на плачущую, что сходу напомнил мне Али. Никогда бы не поверил, что у постоянно ровненького, большей частью светящегося доброжелательством И. может быть такое суровое лицо, такие грозные глаза ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава.

– Вам идеальнее всего не врать. Я так же отлично знаю, как и вы, что это вы е„ стукнули, не рассчитав собственной силы; и я могу вам показать отпечаток вашей ладошки на е„ щеке. Если б вы стукнули чуток выше, – с Лизой было бы кончено,

– гласил звенящим голосом И.

Всхлипывания ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава закончились, и в тиши раздался свистящий от бешенства глас т„тки:

– Может быть, что вы и доктор. Но навряд ли вообщем осознаете, что на данный момент гласите. Я, слабенькая дама, могла так стукнуть девчонку, чтоб свалить е„ в обморок? Говорю вам, она сама упала, и у меня не было силы е ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава„ поднять.

– И потому вы исщипали ей всю грудь и руку, – произнес И. – Но так как вы отрицаете, что избили е„, – мне придется сделать фотографический снимок на чувствительной пластинке и передать его судебным властям, как мы прибудем в Севастополь.

Воцарилось недолгое молчание, потом т„тка прошипела: – Сколько возьм„те ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава за сво„ молчание? И. рассмеялся, я тоже не мог удержаться от хохота и заорал: – Да это целый роман!

Возможно, мой хохот в особенности раздражил такую на данный момент старенькую и отвратительную даму. Когда я на не„ посмотрел, – точно змея меня укусила, так злы были е„ глаза.

– Я совестью не торгую и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава взятки ни за какие услуги не беру. Девице вы нанесли и моральный и физический вред. За моральный удар вы ответите жизни; он не остается безнаказанным и верн„тся к вам с той стороны, откуда вы его никак не ждете. От вашего собственного реб„нка вы получите такую же пощ ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава„чину. А за удар физический вы ответите судебной власти и понес„те заслуженное наказание, – гласил И., доставая из саквояжа футляр с фотографическим аппаратом.

– Пожалейте меня. Не знаю, для чего эта злая девчонка поведала вам о мо„м отпрыску. Это мо„ единственное сокровище. Умоляю вас, не губите меня. Я ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава в первый раз стукнула е„ за то, что она выдала меня перед вами. Пожалейте злосчастную мама,

– бурчала она прерывающимся голосом.

– Почему же вы не пожалели единственного реб„нка собственной сестры? Дамы, несчастье которой составляете вы до сего времени, – продолжал И., вс„ так же сердито смотря на не ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава„.

– Вы ещ„ очень молоды. Вы не понимаете бедности. Вы не сможете ни осознать, ни судить меня, – жалобно гласила дама. – Но если вы не выдадите меня родителям Лизы, клянусь жизнью собственного отпрыска, что пальцем не трону больше девчонку.

– И будете продолжать есть хлеб вашей сестры, жить в е„ доме, разыгрывать ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава в н„м хозяйку? О нет, вы очень недешево цените благополучие вашего отпрыска и очень д„шево – три жизни ваших родных. Только тогда я вас не выдам, если вы уедете из дома сестры.

– Куда же я денусь? Вы так гласите, так как не знали нужды и не осознаете жизни. Чем я буду ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава жить? – раздраж„нно спросила т„тка.

Вторично по лицу И. скользнуло нечто вроде усмешки, чуть уловимой, так что я пошевелил мозгами, что, пожалуй, и впервой на его лице, как и на данный момент, просто играл колеблющийся свет пылающей свечки.

– Вы должны работать, – тихо произнес он. – Работать? Оно и видно ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава, что сами-то вы и гроша не заработали, просидели на шейке папеньки с маменькой, как и ваш братец, и не осознаете, о ч„м здесь болтаете, – злясь и фыркая, гласила т„тка.

– Я повторяю, – очень расслабленно, но с неколебимой волей сделал возражение И., – что единственное условие, при котором ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава я согласен покрыть ваш грех и взять на себя таким макаром часть вашего злодеяния, – это условие незамедлительного отъезда из дома сестры и лично ваш труд. Вы должны сами зарабатывать для себя на хлеб и обучить тому же вашего отпрыска.

– Я не кухарка и не гувернантка, чтоб зарабатывать для себя ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава на хлеб. Я барыня, слышите вы, ба-ры-ня! Была, есть и буду!

– Довольно на данный момент посмотреть на себя в зеркало, чтоб убедиться, что вы не барыня в том смысле, в каком должно осознавать привилегии этого понятия – высшую культуру, самодисциплину и самообладание, – ответил И.

– Вы очень дерзки и самонадеянны ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава. Я никуда не уеду и никак вас не боюсь,

– заорала т„тка.

– Ах, если б вы понимали, что вам следует страшиться только себя, вы смогли бы защитить отпрыска от всех бед и вывели бы его в люди. И не был бы он, прямо за вами, приживальщиком, обещая стать ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава негожим человеком. Вы боитесь, лишиться сестринского крова, отравленного для не„ вами. Но поймите же, я не угрожаю, не запугиваю вас, только разоблачу перед родными. И они не станут более вытерпеть вас у себя ни минутки, и вы останетесь на улице. Уйд„те добровольно, я обещаю отыскать вам работу. Вы должны ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава осознать, что трудиться должны все, а вы – в особенности.

– Да не могу я быть гувернанткой, – опять заорала она. – Никому не может придти в голову допустить вас к детям. Кроме дурного нрава, кроме эгоизма и злости, которыми вы дышите, как кипящий кот„л, вы не имеете даже ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава исходного понятия о такте. А нетактичный человек, даже хороший, так же вредоносен реб„нку, как нехороший зараженный воздух. Я имел в виду дать вам письмо к собственному другу в Москве. Он вед„т огромное литературное дело, и ему необходимы переводчики. Платит он очень щедро. Не считая того, он, наверняка, сумеет выделить ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава вам маленькую квартиру в сво„м доме. Пока вы не съели ни 1-го кусочка хлеба, заработанного своими руками и головой, – вы не сможете осознать счастья жить на земле. Его приносит только добросовестный труд.

Т„тка сейчас молчала. Я пару раз оглядывался на не„, и мне казалось, что слова И. действовали ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава на не„ успокаивающе. Глаза е„ закончили излучать ненависть, расстроенное и отвратительное от злости лицо становилось спокойнее: и даже какое-то благородство мелькнуло на н„м, как через сероватую пелену дождика пробивается бледноватый луч солнца.

Лиза вс„ ещ„ не приходила в себя. И. встал, наклонился к девице ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава и отбросил прядь волос с е„ лица. Щека вздулась: видны были ссадины, большой кровоподт„к становился практически ч„рным. И. взял фотографический аппарат. Но в ту минутку, как он желал его открыть, рука т„тки задела его, и она чуть слышно произнесла: – Я согласна.

Я был поражен. Сколько раз за эти ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава недлинные деньки я был очевидцем того, как страсти, дебоширство, бездельничание, фанатизм и зависть уродовали людей, разъединяли их и делали неприятелями. Как люди теряли человечий вид и становились игрушкой собственного раздражения и бешенства. С горечью задумывался я, как не достаточно во мне самом самообладания и самодисциплины; и как ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава я успокаивался от 1-го только присутствия брата, Флорентийца и моего нового друга И.

Ни 1-го слова, – как оно ни было горько, – не произн„с И. завышенным тоном. Ни мельчайшего нам„ка на презрение не прозвучало в его словах, напротив, вс„ в н„м являло самое глубочайшее доброжелательство. И злостные ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава выкрики в его адресок, так оскорблявшие меня, что мне хотелось вмешаться в разговор и ответить ей этим же тоном, – не задевали размеренного благородства И. и его соболезнования к этой даме.

И. поглядел на не„. Должно быть, его взор затронул что-то наилучшее в е„ существе; она закрыла лицо руками и шепнула:

– Простите ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава меня. У меня таковой обезумевший нрав; я сама не понимаю время от времени, что говорю и делаю. Но если я даю слово, – я его держу честно. И это, может быть, единственное мо„ достоинство, – через опять полившиеся сл„зы проговорила она.

– Не плачьте. Отнеситесь в высшей степени ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава серь„зно ко всему, что с вами на данный момент вышло. Благословляйте судьбу за то, что Лиза не ушиблась об острый угол стола. Если б ещ„ и это, – вы могли быть на данный момент убийцей, – а что это означает, вы отлично осознаете, – ответил ей И.

Кошмар изобразился на лице ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава т„тки, которая на данный момент была так злосчастна, что даже мо„ сердечко смягчилось; и я старался подыскать ей оправдания, думая о том, как равномерно и неприметно себе падает человек, если зависть и ревность сплетают сеть вокруг него изо денька в денек.

– Не возвращайтесь идеями к прошлому, – опять заговорил И. – Думайте о ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава сво„м отпрыску, нет ничего такового, чего бы не одолела материнская любовь. Я залечу щ„ку Лизы, и через несколько часов от кровоподт„ка не остается и следа. Но вам придется просидеть около не„ до утра, меняя компрессы из той воды, что я вам дам. Примите эти подкрепляющие капли ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава, – и бессонная ночь пройд„т просто. К утру я приготовлю письмо к моему другу и дам вам средств, чтоб вы с этой минутки могли начать новейшую, самостоятельную жизнь и уехать с отпрыском, не одалживаясь более у родных. Когда станете зарабатывать, верн„те эти средства собственному владельцу и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава он перешл„т их мне; не впадайте в отчаяние, когда к вам будет ворачиваться желание орать: «Я барыня, барыня есть, была и буду», – а уединитесь и вспомните эту ночь. Вспомните, как я гласил вам, что за вс„ то зло, которое вы выливаете из себя, получите стократное воздаяние от собственного отпрыска. Но ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава зато каждое мгновение вашей доброты, выдержки и самообладания будет строить мост к его счастью.

Должно быть, сердечко бедной дамы разрывалось от самых различных эмоций и силы практически изменяли ей. И. повелел мне наполнить стакан водой, влил туда капель, и я подал его т„тке.

Тем временем ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава, опять-таки из саквояжа, что отдал мне Флорентиец, И. достал флакон, стакан и попросил принести т„плой воды.

Когда я возвратился в купе, т„тка уже пришла в себя и помогала И. поднять Лизу. Движения е„ были аккуратны, даже нежны; а лицо, осунувшееся и постаревшее, выражало большущее горе и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава тв„рдую решимость. Но это была совершенно не та дама, которую я лицезрел в ресторане; и не та, которую я лицезрел, выходя из купе. Правда, я не сходу разыскал проводника, который стелил постели; не сходу достал и воду, которую пришлось остудить, но вс„ же отсутствовал я всего минут 20, и за это ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава куцее время человека было не выяснить.

Но уже столько всякого случилось за эти деньки, и так я сам – всех больше – изменялся, что меня совсем не поразила эта перемена, как будто бы это было в порядке вещей.

И. влил в рот Лизе снадобье, вдво„м они е„ опять уложили, и через ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава пару минут Лиза открыла глаза. Поначалу взор е„ ничего не выражал. Позже, узнав И., Лиза просияла радостью. Но лицезрев т„тку, заорала, точно е„ обожгли.

– Успокойтесь, друг, – обратился к ней И. – Никто вам больше зла не причинит. На данный момент вот приложу примочку, и к утру на вашем ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава лице не остается никаких следов. Не смотрите с таким страхом на свою т„тку. Не думайте, что высшее благородство состоит в том, чтоб отгораживаться от тех, кого считаем злыми либо даже своими неприятелями. Неприятеля нужно одолеть; но одолевают не пассивным уходом в сторону, а активной борьбой, геройским напряжением эмоций ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава и мыслей. Нельзя прожить одар„нному человеку – тому, кто предназначен внести каплю собственного творческого труда в труд всего населения земли, – безмятежно, без бурь, страданий и борьбы с самим собою и окружающими. Вы заходите сейчас в жизнь. Если не сможете на данный момент отыскать внутри себя благородство и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава не выдать зло, обстоятельств„нное вам т„ткой, – то не занес„те в жизнь свою того большущего капитала чести и соболезнования, которые посодействуют вам сделать для себя и близким отрадную жизнь. Не судите т„тку так, как это сделал бы арбитр. Задумайтесь о укрытых в вас самой страстях. Вспомните ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава, как нередко вы горели ненавистью к ней и е„ сынишке, хотя он-то уж никак неповинен ни в вашем горе, ни в ваших отношениях с т„тушкой. Проверьте, сколько раз вы платили т„тке ещ„ большей грубостью, как повсевременно находили варианта на публике е„ опорочить, на уровне мыслей «посадить ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава на место». Но никогда не мелькнуло в вас доброе чувство, хотя к иным вы добры, и очень добры. Юность чутка. Представить для себя весь непростой ход вещей, всю силу человечьих страстей, расставляющих на каждом шагу капканы, – вы ещ„ не в состоянии. Но осознать, что сила человека не в злости, а в ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава доброте, в том благородстве, которое он с собой нес„т, – вы способны, так как сердечко ваше чисто и обширно. Вы играете на скрипке и осознаете, ибо вы одарены, что звуки, – как и доброта, – обвораживают и единят людей в красе. Играя людям, чтоб звать их к красивому, – вы не ведаете ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава ужаса. Так же точно возвращайтесь на данный момент к для себя без ужаса и колебаний. Когда сердечко поистине открыто красе, оно не знает ужаса и по„т чудную песнь – песнь торжествующей любви. Вы так юны и чисты, что никакой другой песни петь не может ваше сердечко. Не думайте о прошедшем ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава, проживайте это на данный момент со всею полнотой ваших наилучших эмоций, – и вы построите вокруг себя красивую жизнь. Но ваше «завтра» будет засорено остатками ж„лчи и горечи, которые вы вплет„те в него, если сейчас не найд„те сил раскрыть сердечко в полной цельной любви, честно ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава, без компромиссов. Ваша т„тя покинет вас, как довез„т до дома. Она отыскала для себя место и будет жить с отпрыском в Москве. А вы ведь собираетесь переехать в Петербург… Вам уже стало лучше. Левушка довед„т вас до купе и даст вот эту микстуру, от которой ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава вы отлично усн„те и завтра будете неплохи, как роза – прибавил он, улыбаясь.

Лиза была очень удивлена. В голове е„, – и это было ясно всем, – происходила сумбурная работа; но слова И. не были брошены впустую.

– Я вас отлично понимаю. Как это ни удивительно, но мать нередко гласит мне вещи, очень похожие ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава на то, что гласите вы на данный момент. Так что ваши слова поразили меня больше тем, что совпали с идеями матери, хотя и совершенно по другому выраженными. Я не могу сказать, что я в экстазе от этих мыслях. Ведь я вправду терпеть не могу свою т„тку ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава и не верю ни одному е„ слову. Вы и представить для себя не сможете, как она умеет врать.

– А вы разве так идеально правдивы? – тихо спросил И.

– Нет, – ответила Лиза, покраснев до корней волос. – Нет, я далековато не правдива. Но… хотя, для чего вдаваться в отдал„кое прошедшее? Если вы ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава гласите, – она сделала сильное ударение на «вы», – что она уедет, я вам верю. Это вс„, что нам необходимо.

– Нет, – опять произнес И. – Это далековато не вс„, что вам необходимо, чтоб быть счастливой. Вы так привыкли иметь около живой предлог, чтоб сетовать на свои несчастья, что сделали для себя привычку – заместо того ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава, чтоб смотреть за собой, – смотреть за т„ткой, выискивая в ней предпосылки собственных бед. И не замечали, что не только лишь она, а и вы, Лиза, были мучительницей и мамы, и папе, и т„тке… и самой для себя.

При последних словах И. Лиза опустила голову.

– Это ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава правда, – произнесла она, подняв глаза на И.

И. посодействовал ей встать, подал мне большой стакан с примочкой и небольшой с каплями и предложил Лизе, делая упор на мою руку, идти спать, чтоб утро повстречать вес„лой и свежайшей.

Было уже за полночь. При помощи т„тки я дов ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава„л Лизу до места, подал ей капли, которые она здесь же испила, а т„тке – большой стакан с примочкой, пожелал им покойной ночи, раскланялся и возвратился к И.

Я застал его в коридоре, потому что проводник стелил нам постели. Я подош„л к нему, и он произнес мне по-английски, чтоб ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава я на данный момент же ложился спать, так как завтра пригодятся силы, а вид у меня очень утомл„нный. Ему нужно написать два письма, и он ляжет позже.

Уже по недлинному опыту я знал, что гласить о последних событиях он не станет, а утомл„н я был страшно. Не ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава возражая, кивнул согласно головой, залез на верхний диванчик и чуть успел раздеться, как уснул м„ртвым сном.

Пробудился я от стука в дверь и голоса И., отвечавшего проводнику, что мы уже пробудились, благодарим за то, что он нас разбудил, и тотчас вста„м. Но когда я спустился вниз, то ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава увидел, что кровать И. была даже не примята и три письма лежали наготове, запечатанные в конверты, а сам он уже переоделся в л„гкий сероватый костюмчик.

И. попросил собрать все наши вещи, сказав, что пройд„т к Лизе, которую навещал дважды ночкой. Он прибавил, что организм девицы крепок ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава, но нервная система так слаба, что ей нужен бдительный и неизменный уход. И поэтому он написал мамы Лизы, графине Е., письмо с подробными указаниями, как заняться исцелением и воспитанием дочери.

С этими словами он вышел, я же так и остался среди купе с открытым ртом. Много чудес перевидал я ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава за эти деньки, но чтоб И. и по правде оказался медиком и отважился писать письмо совсем неведомой ему графине Е. о е„ – тоже ему не достаточно известной – дочери, – этого уж я никак не мог взять в толк. «Где же здесь такт?» – на уровне мыслей спрашивал я себя, припоминая, что гласил ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава Флорентиец о такте и предельном внимании к людям.

Длительно ли, со характерными мне рассеянностью и способностью мигом забывать вс„ окружающее, стоял я среди купе, – не знаю. Только в один момент дверь открылась, и я услышал вес„лый глас И.

– Да ты угробишь нас, Левушка. Нужно быстрее вс ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава„ сложить, мы подъезжаем.

Я сконфузился, принялся стремительно ложить вещи, да и. делал вс„ лучше и резвее, – мне оставалось только подавать вещи. Не успели мы уложить и закрыть чемоданы, как подкатили к перрону.

В коридоре я увидел Лизу и т„тку в наряженных белоснежных платьицах и стильных шляпках. Лиза вправду была свежайша ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава, как роза, и в очах е„ светилась удовлетворенность. Т„тка же е„ была бледна, на лице е„ разлилась скорбь, на лбу залегла поперечная морщина, тогда как вчера он был совсем гладок; губки плотно сжаты: но, удивительно, – на данный момент она нравилась мне еще больше; от е„ вчерашней плотоядности ничего ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава не осталось. То было лицо стареющей дамы, преображенное страданием.

Я поздоровался с ними издалече; у меня не было желания заглядывать ещ„ поглубже в драму этих жизней. Севастополь сходу напомнил, что тут мы сядем на пароход и опять отправимся на Восток; и я опустился в мысли о брате и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава его судьбе в эту минутку.

Наряженная публика выходила из нашего вагона, и более наряженные люди встречали прибывших на перроне. Вес„лые возгласы, хохот, объятия. И опять резанула идея, что меня встречать некоторому и некоторого мне придавить к груди во вс„м мире, хотя в н„м миллионы людей.

И ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава. взял меня под руку, взглянув, как мне показалось, не без укора. Через минутку мы вышли, прямо за носильщиком, на перрон, где ожидала нас Лиза рядом со стариком высочайшего роста с маленький седоватый эспаньолкой, очень прекрасным, гордым и элегантным.

Лиза подвела его к И. и произнесла, что в вагоне свалилась ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава так неудобно, что разбила всю левую щ„ку и висок. И вот доктор посодействовал ей некий микстурой так отлично, что и следа от ушиба практически не осталось.

Старик, – дедушка Лизы, – перепуганный неожиданной заболеванием внучки, высказал признательность. Он спросил, куда мы едем, сказав, что у него есть запасной экипаж и он ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава может довезти нас до Гурзуфа. И. поблагодарил, говоря, что мы останемся в Севастополе.

– В таком случае, разрешите моему кучеру довезти вас до наилучшей гостиницы,

– произнес он, снимая шапку.

Я лицезрел, что И. очень этого не хотелось, но делать было нечего, – он тоже снял шапку, поклонился и принял предложение.

ГЛАВА Х ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава В СЕВАСТОПОЛЕ Все вкупе мы вышли из строения вокзала. Старик повелел нашему носильщику найти в целой череде различных собственных и на„мных экипажей кучера Ибрагима из Гурзуфа.

Через пару минут подкатила хорошая коляска в британской упряжке, с белоснежными чехлами на сиденьях и кучером в белоснежной же ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 10 глава ливрее с голубыми шнурками, высочайшем белоснежном цилиндре с голубой лентой. При широкой монгольской физиономии Ибрагима его английское облачение смотрелось достаточно смешно. Я помыслил, что у того, кто подбирал кучера к британской упряжке, было мало такта.


glava-77-pravo-ispolzovaniya-rezultatov-intellektualnoj-grazhdanskij-kodeks-rossijskoj-federacii.html
glava-77-pravo-ispolzovaniya-rezultatov-intellektualnoj-tretya.html
glava-78-idealnij-storonnik.html