ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава

Очень лаского и осторожно, с моей помощью, юная итальянка обмерила малышей, и по е„ лицу пару раз пробежала судорога некий внутренней боли. Разумеется, и е„ сердечко уже понимало драму любви и скорби.

Старшая дама в это время успела снять мерку с Жанны, хотя та и убеждала, что ей ничего не ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава нужно, но вот вс„ детское бель„ и платьице у не„ стащили на пароходе мгновенно.

Лаского улыбаясь Жанне, дамы вышли. Я последовал за ними, а И., задержавшись около деток, догнал нас уже на нижней палубе, где на данный момент устанавливали сходни.

Пароход был должен простоять в порту весь денек, так ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава что торопиться было незачем. Да и. желал поскорее приобрести детям игрушки, чтоб они, проснувшись, легче выдержали постельный режим.

Городок был живописен. С массой зелени, большими садами, редкостной растительностью и прекрасными, практически сплошь одноэтажными домами, большей частью белоснежными, он был очень уютен.

Мы нашли игрушечный магазин, набрали кучу самых различных игрушек и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава выслали их Жанне, горестные глаза которой вс„ стояли передо мной.

Мне хотелось самому отнести покупки, да и. прошептал, что мы должны проводить дам в другие магазины, отвести на пароход, а потом ещ„ спешно навестить 1-го из друзей, где нас могут ожидать известия.

Может быть, нам прид„тся ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава свернуть на лошадях к турецкой границе и добираться в Константинополь сушей, что и подольше и сложнее.

Я приш„л в кошмар. «А Жанна?» – желал я кликнуть. Да и. приложил палец к губам, взял меня под руку и ответил на некий вопрос старшей итальянки.

Я так был потряс„н вероятной разлукой ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава с Жанной, грустил е„ предстоящей судьбой, что в мо„ сердечко как будто вонзилась заноза. Я одномоментно перевоплотился в «Л„вушку-лови ворон», забыв обо вс„м, и если б не тв„рдая рука И., я бы, наверняка, застыл на месте.

– Задумайся, разве мог Флорентиец быть настолько рассеянным, неблаговоспитанным ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава и нелюбезным. Иди, предложи руку юный даме и будь ей таким кавалером, каким ты вожделел бы смотреться в очах Жанны, если б для тебя пришлось е„ провожать. Вежливость неотклонима для друга Флорентийца, – услышал я ш„пот И.

Опять и опять я постигал, как тяжело мне да„тся искусство самовоспитания, как ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава я неопытен и не умею обладать собой. Мелькнул передо мною образ брата; я вспомнил о его стальной воле и рыцарской вежливости во время разговора с Наль в саду Али Мохаммеда. Я сделал неописуемое усилие, даже на физическом уровне ощутив напряжение, подош„л к юный девице, снял шапку ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава и, поклонившись, предложил ей руку.

Тоненькое лицо с большими очами вспыхнуло, она улыбнулась и как-то одномоментно поменялась. Она стала так миловидна, что я сходу сообразил, чего ей недоставало. Угнетение, разочарование, лежавшие на этом лице, делали его м„ртвым.

«Должно быть, и тут Мамы Жизни потребовалась ч„рная жемчужина в ожерелье ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава», – вспомнились слова Али.

Жалость к спутнице посодействовала мне запамятовать о для себя, и я стал находить, чем рассеять е„ печаль.

Я начал с того, что представился, попросив прощения, что мы не сделали этого ранее.

Женщина ответила, что фамилию она прочитала в судовой книжке, и это не составило труда, ибо ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава каюта-люкс на пароходе только одна.

Она поведала, что родом из Флоренции, что вот уже два года они живут в Петербурге у дяди. На родине е„ поняло очень огромное горе, и мама увезла е„ путешествовать.

Зовут е„ Мария, а мама Джиованна Гальдони, они движутся в Константинополь навестить т„тушку, синьору ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава Терезу, которая вышла замуж за дипломата и сейчас вот судьба закинула е„ в Турцию. Она спрашивала, куда едем мы с братом. Я ответил, что пока в Константинополь, предстоящего маршрута ещ„ не знаю.

Так дошли до магазина белья, и тут мы уступили поле схватки обеим синьорам. Но при ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава покупке платьица и верхних вещей я решил вмешаться, ибо итальянки предпочитали вещи светлые и калоритные. Я же избрал для Жанны голубий костюмчик из китайского ш„лка, белоснежную батистовую блузу и маленькую английскую шапку из рисовой соломки с голубой лентой. Мы отправили ещ„ приобрести два чемодана, уложили в их вс„, не ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава считая шляп, сели на извозчиков и покатили на пароход. Разряженные путники первого класса, дамы, показывавшие свои туалеты и делавшие глазки мужикам, и мужчины, старавшиеся блеснуть своим остроумием, ловкостью, аристократичностью манер и выказать все свои мужские плюсы, после того как я лицезрел их изнанку во время бури, вызвали ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава у меня чувство, близкое к тошноте.

Со многими мы были знакомы, многим помогали во время бури. Я знал, как они нетерпеливы, помнил их грубость в воззвании с прислугой, отсутствие у этих лощ„ных людей всякой выдержки в часы угрозы. И сейчас не мог отвязаться от представления о стаде двуногих животных, которым ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава подвернулась новенькая возможность выставить напоказ свои физические плюсы.

Мы проводили наших дам до каюты Жанны, зашли за турками и совместно с ними возвратились в город.

Сейчас мы двинулись к окраине. По расцветающему приморскому бульвару мы вышли на тихую улицу и позвонили у прекрасного белоснежного дома, окруж„нного садом.

По ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава дороге я спросил юного турка, как вед„т себя рана на его голове.

– Рана практически зажила, а вот нога вс„ ещ„ очень болит, – ответил он мне.

– Почему же вы не покажете е„ И.? Он ответил, что не желает тревожить отца и прячет от него, что болен. Уже перед ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава дверцей я прошептал И., что у его юного компаньона рана на ноге, которую тот прячет от отца.

И. кивнул мне головой, здесь открылась дверь, и мы вошли в дом.

Умеренный снаружи белоснежный домик с мезонином был чудом комфорта. Большая передняя

– нечто вроде британского холла – делила его на две части. Стенки были ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава обшиты панелями из карельской бер„зы. Того же дерева вешалка, стулья, кресла, столы. Выше панелей стенки были обиты сафьяном бирюзового цвета, по ним спускались огромные ветки мимозы. Пол застлан голубым ковром с ж„лтыми и белоснежными цветами. Я тормознул зачарованный. Так просто дышалось в этой комнате, точно это был замок ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава хорошей феи. Я застыл по обыкновению «Л„вушкой-лови ворон» и не знал, в каком месте земного шара на данный момент нахожусь.

Я ничего не слышал, а только смотрел и радовался гармонии этой комнаты, даже ничтожного подобия которой я никогда не лицезрел.

На верхней площадке лестницы открылась такая же ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава, карельской бер„зы, дверь с бирюзовой ручкой, и женская фигура в белоснежном стала спускаться к нам.

Каково же было мо„ изумление, когда я увидел, что лицо дамы, е„ руки, шейка – совсем ч„рные. Она подошла прямо к И., протянула ему обе ч„рные руки и заговорила ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава по-английски.

Внезапно лицезрев черную даму не в балагане, но разговаривающую по-английски, с красивыми манерами, с фигурой подобно статуе, с лицом прекрасным, без страшных толстых губ, и с косами, – я просто ужаснулся. Должно быть, мо„ лицо выражало смятение довольно ярко, потому что даже постоянно выдержанный И. засмеялся, и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава я поторопился спрятаться за его широкую спину.

На данный момент я даже не знаю, почему так перепугался тогда. Правда, очами она крутила здорово, гласила горловым голосом очень стремительно, но ничего мерзкого в ней не было. Она была по-своему нежна и женственна, может быть даже великолепна.

Но мне она ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава внушала кошмар.

Я вс„ пятился, пропустив впер„д обоих турок, которые, разумеется, знали е„ ранее. Я дрожал от кошмара при мысли, что мне прид„тся коснуться этой агатовой руки.

О ч„м-то договорившись с И., ч„рная дама стремительно прошла собственной л„гкой и гибкой походкой в комнату. Я вытирал ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава пот со лба и вс„ не мог успокоить собственного колотившегося сердца. И. всмотрелся в меня пристально, закончил смеяться и очень нежно произнес:

– Я был должен тебя предупредить, что у Флорентийца ты встретишь семью негров, выручил„нную им во время путешествия по Африке. А эта дама была малышом привезена в Россию ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава вкупе с 2-мя малеханькими братьями и мамой. Она отлично образованна, очень предана Флорентийцу и Ананде. Я не сообразил, что нервишки твои очень потрясены, и напрасно понадеялся на твои силы. Прости, возьми эту конфету, сердцебиение на данный момент пройд„т.

Я длительно ещ„ не мог успокоиться, сел на стул, и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава И. подал мне ещ„ какойто воды. Я всеми силами стал мыслить о Флорентийце, чтоб только не свалиться опять в обморок.

Но мне скоро стало лучше. Я сделал над собой большущее усилие, улыбнулся и произнес, что движения дамы напомнили мне змею, а змей я боюсь до кошмара.

Юный турок забавно ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава рассмеялся и согласился, что змеи очень противны, но в этой узкой и высочайшей даме он не лицезреет ничего змеиного.

В эту минусу опять показалась она. И взаправду, только от неожиданности можно было так перепугаться. Ничего неприятного в ней не было. Это была ч„рная скульптура стройностью и совершенством форм ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава. Но контраст ч„рной кожи и безупречной белизны одежки в этой чудной светлой комнате, где мо„ воображение уже поселило золотоволосых ангелов, подействовал на меня удручающе.

Я на уровне мыслей всеми силами вцепился в руку Флорентийца; и ещ„ раз понял, что не знаю жизни, неопытен и несдержан ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава.

«Враг не спит и всегда будет стараться пользоваться каждой минуткой твоей растерянности», вспомнил я строчки из письма Али.

Не успели все эти мысли мелькнуть в моей голове, как ч„рная женщина уже подошла к И. и произнесла, что владелец просит И. пройти к нему в кабинет, а других походить по саду ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава, куда они сойдут через четверть часа.

И. прош„л в комнату владельца, разумеется зная дорогу; нас женщина повела в сад, открыв зеркальную крутящуюся дверь, которую я принял за обычное трюмо. Через эту дверь мы попали в библиотеку, с несколькими столами и глубокими креслами, а оттуда вышли через ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава веранду в сад.

Какой расчудесный цветник был разбит тут! Так прекрасно сочетались в политре красок незнакомые мне цветочки! Щебетали птицы, деревья кидали на дорожки фантастические тени. Таковой мир и спокойствие царствовали в этом уголке, что не верилось в близость моря, шум которого тут не был слышен, в бури и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава весь тот кошмар, через который мы только-только прошли, чтоб попасть сюда, в это безмятежное поэтическое королевство.

Не хотелось двигаться, не хотелось не только лишь гласить, но даже слушать людскую речь. Я остался у цветника, сел на лавку под расцветающим гранатовым деревом и стал мыслить о Флорентийце и его друге ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава, у которого и дом и сад – вс„ заполнено миром и красотой. Не себе 1-го, размышлял я, сделал этот уголок владелец. Сколько бурь сердечных должно утихнуть в душах людей, попадающих в эту тишину и гармонию! Как будто каждый предмет тут, каждый цветок напо„н любовью. Казалось, я сообразил, чем должно ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава быть земное жилье тех. кто любит человека, встречая в каждом подобие себя самого, стараясь дать каждому помощь и утешение.

Я пробовал представить для себя нашего владельца, внутреннее существо которого, казалось, я понял. И пошевелил мозгами, что он, должно быть, похож красотою на Флорентийца. Туг я ощутил новый прилив ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава сил, представив для себя собственного друга в белоснежной одежке и чалме, каким он был на пиру у Али. «Увижу ли я вас, дорогой Флорентиец? О, как я люблю вас!» – гласил я на уровне мыслей, вкладывая в эти слова вс„ сво„ сердечко, и ясно – совершенно рядом – услыхал его глас: «Я с ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава тобой, мой друг. Храни мир, носи его везде и встретишь меня».

Слуховая иллюзия была так ярка, что я вскочил, чтоб ринуться на возлюбленный глас. Но каково же было мо„ разочарование и удивление, когда я увидел И., зовущего меня, ничтожного «Л„вушку-лови ворон».

И. стоял на веранде рядом ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава с человеком в обыкновенном европейском л„гком костюмчике. Контраст меж мечтой и реальностью был таким разительным, что я не мог удержаться от хохота. Все неожиданности – и ч„рная змеевидная дама заместо ангелов, и обыденный человек заместо Флорентийца – вс„ вкупе вызвало во мне хохот над своей детскостью.

Совсем не сознавая ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава неприличия собственного поведения, я встал и пош„л, смеясь, на клич И.

– Что тебя развлекает, Л„вушка? – спросил И., нахмурясь.

– Только собственная тупость, Лоллион, – ответил я. – Я, должно быть, никогда не выйду из юношества и не сумею воспитать внутри себя тех плюсов, живой пример которых вижу впереди себя. Забавно ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава, что я попадаюсь на иллюзиях, которые мне подстраивают мои глаза и уши. Это вс„ неприятная, тяж„лая и горячая дервишская шапка попортила мой слух.

– Нет, друг, – произнес владелец дома. – Если твои иллюзии рождают вес„лый хороший хохот, – ты можешь быть спокоен, что достигнешь многого. Только злые люди не знают хохота и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава стремятся одолеть упорством воли; и они не одолевают. Одолевают те, что идут любя.

Я тормознул, как вкопанный. Мысли вихрем закрутились в мозгу. Что общего меж нашим владельцем и Флорентийцем? Почему сердечко мо„ сходу заполнилось блаженством? Я лицезрел человека среднего роста, с темно-каштановыми, вьющимися волосами, на которых посиживала маленькая шапочка ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава вроде тюбетейки. Его красивые голубые глаза смотрели мягко, любяще, но источали гигантскую силу.

Вот это выражение силы, энергии, внутренней мощи и поразило меня, вызвав в памяти образ Флорентийца и горящую мощь глаз Али.

Я был глубоко тронут его нежной речью, вниманием, которого я – 1-ый встречный – никак не ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава заслужил. И невольно помыслил, что уже много дней живу посреди чужих людей, дающих мне защиту, кров и еду, а я… И я обидно опустил голову, подумав о сво„м своем бессилии, и слезы скатились с моих ресниц.

Владелец сош„л с веранды, тихо и лаского обнял меня и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава пов„л в дом. Я не мог унять слез. Скорбь бессилия, сознание величавой доброты людей, защищающих брата, преклонение перед ними и полная моя невежественность, неведение даже мотивов их поведения, кошмар от мысли лишиться их покровительства и дружбы и остаться совершенно одиноким – вс„ разрывало мне сердечко, и я приник, горько ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава рыдая, к плечу моего спутника.

– Вот видишь, друг, какие контрасты играют жизнью человека. В ужасную бурю, когда пароходу угрожала смерть, – ты забавно хохотал и тем поразил и ободрил храбрых людей. На данный момент тебя принудила смеяться величавая любовь и преданность другу, – а в итоге ты плачешь, думаешь об одиночестве и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава впадаешь в угнетение от ещ„ несуществующего грядущего. Как можно утратить то, чего нет? Разве ты знал минутку вспять, что будешь на данный момент рыдать? Ты лишился мира и радости только поэтому, что закончил веровать собственному другу Флорентийцу, которому хочешь сопутствовать всю жизнь. Ободрись. Не поддавайся сомнениям. Чем энергичнее ты будешь гнать ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава от себя угнетение, тем быстрее и лучше себя воспитаешь, и внутренняя самодисциплина станет твоей привычкой, л„гкой и обычный. Не считай нас, твоих новых друзей, людьми сверхъестественными, счастливыми владельцами каких-то загадок. Мы такие же люди, как и все. А люди делятся лишь на знающих, освобожд„нных от ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава предрассудков и страстей, а поэтому хороших и веселых, – и на незнающих, закованных в цепи предрассудков и страстей, а поэтому невеселых и злых. Обучайся, отпрыск мой. В жизни есть только один путь: познание. Познание раскрепощает человека. И чем свободнее он становится, тем больше означает в созидающей Вселенной, тем ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава весомее его труд на общее благо и обширнее область той атмосферы мира, которую он нес„т с собою. Возьми этот медальон; в н„м портрет твоего друга Флорентийца. Отлично, что ты так предан ему. Сейчас ты сам видишь, что и родного, и неродного брата, совершенно не так давно обрет„нного, ты ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава любишь идиентично очень. Чем больше будешь ты освобождаться от любви условной, тем точнее любовь поистине людская будет пробуждаться в для тебя.

С этими словами он подал мне достаточно большой округлый медальон на узкой золотой цепочке, в крышку которого был вделан т„мно-синий выпуклый сапфир.

– Надень его ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава; и в минутки колебаний, угрозы, уныния либо горьковатого раздумья возьми его в руку, думая о Флорентийце и обо мне, тво„м новеньком, навечно для тебя преданном друге. И ты найд„шь внутри себя силы удержать слезы. Помни: любая пролитая слеза отбирает, а любая побежд„нная строит человека на новейшую ступень внутренней ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава силы. Тут надпись на одном из древних языков населения земли: «Любя побеждай».

С этими словами он открыл медальон, и я увидел чудный портрет Флорентийца.

Я желал поблагодарить его; я был полон благоговения и счастья. Но в дверь постучали, и я чуть успел надеть медальон. Но, должно быть, он прочел ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава мои мысли; он улыбнулся мне, подош„л к двери и открыл е„.

Я увидел белоснежное платьице, ч„рную голову, шейку и полуоткрытые руки, но этот силуэт больше не стращал меня. Странноватое чувство – уже не раз испытанное мною за эти деньки – чувство некий силы, обновления всего организма опять заполнило меня. Я ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава точно опять вдруг стал старше, более уверенно и спокойнее.

– Могут ли войти ваши друзья, сэр Уоми? – спросила женщина.

– Да, Хава, могут. Познакомься ещ„ с одним моим другом. И пока я буду гласить о совсем неинтересных для него вещах, проведи его в библиотеку и покажи полку, где ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава стоят книжки философов всего мира, трактующих самовоспитание. Пусть он изберет вс„, что только захотит. А ты сложишь книжки в портфель на память о для себя, – произнес, улыбаясь, владелец, и глаза его заблестели юмором, точно так же как у Флорентийца.

– Я с радостью проведу юного гостя в библиотеку и покажу книжки. Но ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава навряд ли ему будет мила память обо мне. Европейцы изредка переносят ч„рную кожу, – ответила Хава, открывая в ухмылке ослепительно белоснежные зубы.

Я был совсем сконфужен. А сэр Уоми обратился ко мне со хохотом:

– Вот и 1-ый урок для тебя, друг. Побеждай свои предрассудки и помни, что у всех у ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава нас одна и та же, красноватая кровь.

Я вышел прямо за Хавой и в примыкающей комнате столкнулся с И. и турками, направлявшимися в кабинет сэра Уоми. Должно быть, вид мой был необычен; турки удивл„нно на меня поглядели, а И. улыбнулся и нежно пров„л рукою ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава по моим волосам.

Хава пропустила их в кабинет и пригласила меня следовать за нею. Мы миновали несколько комнат, затен„нных ставнями от солнца, и через знакомую уже зеркальную дверь вошли в библиотеку.

Сейчас я лучше разглядел эту комнату. Какая художественная атмосфера царила тут! Т„мные шкафы красноватого дерева с большенными стеклянными ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава дверями прекрасно выделялись на голубом ковре. Голубий потолок с росписью: хоровод белоснежных павлинов и играющий на дудочке парень.

– Вот, это тут, – услышал я глас Хавы. – Вам прид„тся встать на лесенку. На верхних полках этих 2-ух шифанеров стоят книжки, которые рекомендовал вам сэр Ут-Уоми.

Я поблагодарил ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава, запомнив, что друга моего зовут Ут-Уоми, и стал читать наименования книжек. Я считал, что читал сильно много под управлением брата и обязательно найду хотя бы несколько знакомых мне изданий. Но ни одной из этих, на различных языках, книжек я не знал.

– На короткий срок оставлю вас 1-го и поднимусь к для ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава себя за ранцем, – произнесла Хава.

И я остался один. Окна и дверь веранды были распахнуты, и из сада в комнату лился расчудесный запах. А тишь даровала особое удовольствие, я отдыхал после неумолкаемого шума моря. Тянуло выйти в сад, прогуляться по мягенькой земле, но я страшился рассеяться и стал ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава прилежно перебирать книжки.

Я желал было уже перебраться к другому шкафу, как вдруг на пол, неудобно задетые мною, выпали две книжки. Я сош„л с лесенки, поднял книжки и открыл толстую кожаную обложку какой-то из них. «Самодисциплина, е„ значение в жизни личной и космической», произведение Николая Т. Издание Фирс ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава, Лондон, – проч„л я заголовок.

Я прот„р глаза; ещ„ раз проч„л заголовок. Схватил вторую книжку в таком же перепл„те. «Путь человека, как путь освобождения. Человек, как единица Нескончаемого Движения». Издание Фирс, Лондон. Произведение Николая Т.

Колебаний быть не могло, эти книжки принадлежат перу моего брата. Но ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава что всколыхнулось во мне при всем этом открытии! Какие разноречивые чувства заполняли меня, – обрисовать нереально! Вопросы: Кто же мой брат? Кто был моим воспитателем? Почему я разлуч„н с ним? – снова превратили меня в «Л„вушку-лови ворон». Я не стал находить далее, а присел на лесенку ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава и принялся читать.

Не помню на данный момент, много ли успел прочитать, но очнулся я от звучного хохота. Вздрогнув от неожиданности, я так растерялся, что даже не сообразил сходу, почему около меня стоят полукругом И., турки, Хава и сэр Уоми, где я и что со мной.

Сэр Уоми подош„л ко ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава мне, нежно обнял и прошептал:

– Радуйся находке, но снаружи войди в роль светского воспитанного человека.

Здесь И. посмотрел на книжки и на меня и забавно рассмеялся.

– Сейчас, Л„вушка, ты видишь, что не только лишь ты скрывал от брата собственный литературный талант, да и он утаил от ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава тебя свои книжки. Ты наш„л их. Сейчас необходимо становиться быстрее писателем, чтоб и твои книжки попали ему в руки. Тогда вы будете квиты.

– Ах так! Капитан Т. – ваш брат? – произнесла Хава. – Тогда вам будет очень любопытно прочитать и его последнюю книжку; в ней есть даже портрет капитана Т.

С ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава этими словами она стремительно открыла шкаф у правой стенки, подкатила туда лесенку и достала книжку в голубом перепл„те, подав е„ разв„рнутою на страничке с портретом брата. Он был очень похож; только лицо очень серьезное, серь„зное, и печать какого-то отречения лежала на н„м ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава.

Я проч„л заголовок: «Не жизнь делает человека, а человек нес„т внутри себя жизнь и творит свою судьбу». Я ничего не сообразил, к стыду собственному, ни в каком из заголовков. Тяжело вздохнув, я взял все три книжки и вышел в сад, где сейчас находились сэр Уоми и другие гости.

Подойдя к ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава ним, я произнес грустно, что книжки брата мне очень дороги, но они кажутся мне загадочной китайской грамотой. Я просил у хорошего владельца разрешения взять с собой эти книжки, чтоб позже возвратить их почтой.

– Возьми, друг мой, и оставь книжки для себя, – ответил он. – Я всегда смогу восполнить свою библиотеку ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава. Для тебя же пока несколько сложнее. У тебя на данный момент таковой расчудесный учитель и воспитатель в лице И., что он объяснит вс„, чего ты не пойм„шь. И о нас скажет, – прибавил он, понижая глас так, чтоб нас не могли слышать турки, которых Хава увела в глубь ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава сада.

– И не огорчайся так нередко собственной невежественностью и невыдержанностью, – продолжал сэр Уоми, усаживая меня на скамью меж собой и И. – Просто в каждый обыденный денек живи так, как будто бы это был твой последний денек. Не оставляй ничего на завтрашний день, про припас, живи всей полнотой мыслей и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава эмоций сейчас, на данный момент. Не старайся специально развивать силу воли, а просто будь хорошим и незапятнанным в каждую пробегающую минутку.

К нам подошли турки с Хавой, державшей в руках красивый портфель из зел„ной кожи. Передавая его мне, она коварно улыбнулась, спросив, не припоминает ли мне этот ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава цвет чьих-то зел„ных глаз.

– А снутри, – прибавила она, – вы найд„те портрет сэра Уоми.

Я был тронут вниманием девицы и произнес ей, что, разумеется, всем вокруг не„ тепло, что я всегда буду держать в голове е„ любезность и опечален тем, что я нехороший кавалер и у ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава меня нет ничего, что я мог бы бросить ей на память.

– Ну, а если я найду чего-нибудть, что принадлежит вам? Оставите ли мне собственный автограф на память?

Моя вещь в этом доме? Я пот„р лоб, проверяя, не уснул ли уж я м„ртвым сном Флорентийца? Хава звонко ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава рассмеялась и своим гортанным голосом произнесла:

– Я жду ответа, кавалер Л„вушка.

Я совсем смутился, и за меня ответил сэр Уоми.

– Неси сво„ сокровище, Хава, если оно и по правде у тебя есть. Не смути человека, который ещ„ и сам не знает, что отдал миру жемчужину и тем украсил ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава жизнь.

Я перев„л глаза на сэра Уоми, думая найти на его лице уже знакомый мне юмор. Но оно было серь„зно, и смотрел он нежно. Я ощутил уже обычное раздражение от всех этих загадок и загадок и готов был раскричаться, как в дверцах увидел Хаву с толстой книгой в руках. Это ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава был журнальчик «Новости литературы». Развернув книгу, она поднесла мне страничку с началом рассказа: «Первая утрата, – и свет погас». Того рассказа, что пленил аудиторию и какого-то литератора на студенческой вечеринке в Петербурге и сейчас вышел в свет. Хава перелистала странички и показала мне подпись: «Студент Т.»

– Пиши автограф ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава, – произнес И. – И нужно собираться. Я взял из рук Хавы карандаш, посмотрел на не„, рассмеялся и написал:

«Новая встреча, – и свет засиял». Мой автограф вызвал не наименьшее удивление всего общества.

– Ты и сам ещ„ не понимаешь, что в тво„м рассказе и что значат слова этого автографа ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава, мой молодой мудрец, – произнес, прощаясь, сэр Уоми. – Но в нашу последующую встречу ты будешь во всеоружии познания. Иди на данный момент так, как повед„т тебя И., и дождись в его обществе возвращения Флорентийца.

Он обнял меня и нежно пров„л рукою по моим волосам. Хава протянула мне обе руки. Я ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава склонился и поцеловал эти красивые ч„рные руки, прося прощения за собственный испуг и омерзение, которые они мне внушали до этого.

Я ощутил, что руки е„ задрожали; а когда поднял голову, увидел изменившееся лицо Хавы и услышал ш„пот:

– Я всегда буду вам верной слугою, и ваш свет ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава мне будет светиться тоже.

Нас разъединил И., подошедший попрощаться с Хавой. Мы вышли все вкупе и здесь же расстались с турками, которые собирались навестить родственников. Я опешил, как промелькнуло время. Казалось, только час и пробыли мы у сэра Уоми, а по сути было уже около 7 вечера.

Я был рад ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава, что турки ушли; гласить мне совершенно не хотелось. И. взял меня под руку, мы свернули в какую-то улицу и зашли в книжную лавку. И. спросил, нет ли последнего номера журнальчика «Новости литературы».

– Нет, – ответил приказчик. – Сейчас вс„ раскупили. Но можно снять с витрины последний экземпляр, если вы наверное ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава купите.

И. заверил, что книжку мы купим обязательно, расплатился, и мы вышли.

– Как не охото идти на пароход, Лоллион, – произнес я. – Век бы жил здесь, в саду сэра Уоми.

– Ну, вот и веруй для тебя! Желал век жить около Флорентийца, всю жизнь делить его труды. А сейчас хочешь жить в ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава саду сэра Уоми? – улыбнулся И.

– Да, – ответил я. – Слова мои могут показаться изменой. И я не сумел бы поведать, что творится в мо„м сердечко. Оно, точно мешок, вс„ больше расширяется, и живут в н„м не только лишь мой брат и Флорентиец. Я ещ„ не могу уяснить для себя ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава, что общего наш„л я меж вашими 3-мя друзьями: Али, Флорентийцем и сэром Уоми. Но что-то общее есть, какое-то высшее благородство, какая-то неизвестная мне сила… Я даже думаю, что у вас и Ананды много общего с ними. Не могу ещ„ взять в толк, почему вы ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава все так безгранично со мной милосердны! Защищая брата, который, естественно, достоин этого, – вы делаете и для меня настолько не мало, чего я совсем не заслужил. И вы, вот вы, Лоллион, – чем смогу я когда-нибудь отплатить вам?

– Не наград либо похвал должен ожидать человек, Л„вушка, – ответил И. – Жизнь наша ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава – только ряд обстоятельств и следствий; и этому закону подчинена Вселенная, а не только лишь жизнь людская. Но у нас ещ„ будет много времени, чтоб гласить об этом. Не хочешь ли на данный момент соблюсти долг вежливости и приобрести цветов нашим дамам за то, что они так ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава славно потрудились и посодействовали нам одеть Жанну и деток?

– Нет, наградить их – каковы только-только произнесли – за доброе дело мне совсем не охото; а вежливость? – может быть, я нехороший кавалер. Но мне очень охото, всем сердечком охото – отнести розы Жанне, – это я сделал бы так отрадно, что даже возвращение на пароход мне ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава было бы наименее тяжко.

– Отлично, вон там я вижу цветочный магазин. Я выполню долг вежливости по отношению к итальянкам, ты – подари цветочки Жанне. Но будь осторожен, Л„вушка. Ни в какой из числа тех, кто встречается нам на данный момент на пути, ты не должен созидать даму ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава как предмет любви; а только друзей, которым мы должны посодействовать, если можем. Мы должны хранить в сердечко и идей такую глубокую чистоту и целомудрие, будто бы бы ид„м в священный поход. Все наши силы, духовные и физические, должны быть полностью устремлены лишь на то дело, которое нам поручили ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава. Мужайся и на меня не сердись. Бедное, разор„нное сердечко Жанны готово привязаться всеми силами к тому, кто выкажет ей сочувствие и внимание. Для тебя же предстоит не утешение одной только дамы, а верное служение задачке, взятой на себя добровольно. Двоиться, вожделеть и брата спасти, и даму отыскать, – для ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава тебя на данный момент нельзя.

– Мне и в голову не приходило перейти границы самой обычный дружбы в мо„м поведении с Жанной. Я очень сострадаю ей, готов во вс„м посодействовать, – ответил я.

– Но веруйте, Лоллион, ни она, ни Хава никогда не могли бы стать героинями моего романа… И ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава если чем-нибудь я отдал вам повод помыслить по другому, я согласен отнести цветочки синьорам Гальдони, а вы – за нас обоих – передайте мои Жанне.

Когда мы стали выбирать букеты дамам, я вс„ же отобрал белоснежные и красноватые розы для Жанны, а И. – два букета итальянкам, один из розовых ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава, другой – из ж„лтых роз. Я положил собственный букет на пальмовый лист и перевязал его белоснежной и красноватой лентами.

На вопрос, почему я избрал эти цвета, я ответил, что мне непонятно значение цветов. Но Али когда-то прислал мне подарок белоснежного цвета – цвета силы; и красноватого – цвета любви.

– Сейчас я, в ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава свою очередь, желаю отправить Жанне привет любви и силы; и надеюсь, что она не увидит в этом чего-либо предосудительного.

Взяв цветочки, мы опять вышли на набережную и направились прямо на пароход.

И. прош„л к Жанне, а я направился в каюту итальянок и передал розовый букет ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава дочери и ж„лтый – мамы. Женщина отрадно приняла цветочки, и ласковый румянец разлился по е„ лицу и шейке.

Мама нежно улыбнулась и спросила, лицезрел ли я мадам Жанну в новеньком туалете. Я ответил, что к ней пош„л мой кузен, потому что малютки нуждаются в его присмотре, а я повидаю всех ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава завтра и уж тогда полюбуюсь туалетами.

Я был так полон новыми впечатлениями, портфель с книжками тянул меня скорей в каюту, чтоб хоть портрет брата разглядеть наедине, – а здесь приходилось стоять в массе разряженных дам и парней и учавствовать в л„гком салопном разговоре. Я пользовался первым попавшимся предлогом, может ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава быть, показавшись не очень учтивым, и поднялся на свою палубу.

Хотелось принять душ, полежать и поразмыслить. Но, разумеется, моим намерениям сейчас не судьба было реализоваться.

Не успел я снять пиджак, как явилась моя нянька – матрос-верзила, подав мне посылочку и письмо в стильном длинноватом конверте. Он интересовался нашим путешествием ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава на сберегал, сетовал, что его не пустили со мной в город. Только я от него отвертелся, как пришли турки. Я чуть успел упрятать посылку и письмо. Турки ведали, что очень забавно провели время у родственников, где узнали, сколько бед принесла буря, из которой счастливо и благополучно выскочил один только наш ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 15 глава пароход. Вышедшие следом за нами два парохода, один


glava-79-za-svoe-zdorove-kazhdij-otvechaet-sam.html
glava-7opisanie-i-osobennosti-poryadka-zapolneniya-diplomov-o-poslevuzovskom-obrazovanii.html
glava-7sozdanie-brenda-entoni-vlamis-bob-smit-biznes-put-yahoo-sekreti-samoj-populyarnoj-v-mire-internet-kompanii.html