ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава

В комнату вошли И. и Ананда. Лица их были совсем размеренны, глаза-зв„зды Ананды светились, как и подобает зв„здам; и оба они, казалось, совершенно не были расстроены грядущей разлукой с сэром Уоми.

Этого я никак не мог взять в толк. Поглядев на капитана, я увидел на его лице отражение ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава собственной своей скорби. Как ни ценил я собственных больших друзей, но с капитаном ощущал себя как-то в большем ладу, чем с ними. Мне казалось, что непереступаемая грань лежит меж мною и ими; точно стенка время от времени отделяла меня от их, а меж тем никто из ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава их препядствий мне не ставил ни в ч„м.

Ананда посмотрел на меня – снова точно череп мой приподнял – и смеясь произнес: – Стенка стенке рознь.

Я побагровел до корней волос, И. и сэр Уоми улыбнулись, а капитан с удивлением смотрел на меня, не понимая ни моего смущения, ни высказывания Ананды, ни улыбок ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава других.

Глубоко растроганный напутствием сэра Уоми, я не смог выразить ничем собственной благодарности вовне. Я приник устами к его малеханькой, обворожительно прекрасной руке, на уровне мыслей моля его посодействовать мне сохранить навек верность всему, что он произнес мне на данный момент.

Вош„л слуга сэра Уоми и доложил ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава, что князь прислал спросить, может ли он созидать его. Сэр Уоми отпустил нас всех до 12-ти часов, прося зайти к нему ещ„ раз попрощаться, потому что в час его пароход отходит. Он отдал приказ слуге просить князя, с которым мы столкнулись в дверцах.

Мне было тяжело, и я подсознательно жался к ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава капитану, сердечко которого мучалось так же, как мо„. Посреди всех разнородных эмоций, которые меня тогда раздирали, я не мог удержаться, чтоб не осудить равнодушие моих друзей при разлуке с сэром Уоми.

Как не достаточно я тогда разбирался в душах людей! Только много позднее я сообразил, какую ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава трагедию одолело сердечко Ананды в это свидание с сэром Уоми, И какой верной помощью, запамятывая о для себя, были и он, и И. моему брату во вс„ время моей заболевания в Константинополе и до самого последнего вечера, когда столкновение с Браццано дошло до конца у Строгановых.

И. не гласил ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава мне, что погоня за нами вс„ длилась и концы е„ были в руках Браццано и его шайки. Как позже я вызнал, ночь перед отъездом сэра Уоми все мои друзья провели без сна. Они дали е„ капитану, наставляя его к будущей жизни, также объясняя ему, где и как он должен бросить Браццано.

И ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава. не произнес мне ни слова, а самому мне было невдом„к, как беспокоила его предстоящая жизнь Жанны и Анны и всей семьи Строгановых, так как своим ролью во вс„м этом деле он брал на свои плечи ответ за их.

– Ничего, Левушка, не смущайся. Ты уже не ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава раз лицезрел, как то, что кажется, совсем не соответствует тому, что есть по сути, – произнес мне И.

Я поглядел ему в глаза, – и точно пелена свалилась с глаз моих. – О Лоллион, как мог я только-только ощутить какое-то отчуждение? И я мог пошевелить мозгами, что ваше сердечко было флегмантично ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава?

– Не равнодушием либо горечью и унынием движется жизнь, а радостью, Левушка. Той высшей радостью, где нет уже личного восприятия текущей минутки; а есть только сила сердца – любовь, – где ни время, ни место не играют роли. Любовь не судит; она радуется, помогая. Если б я не мог запамятовать о ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава для себя, а стонал и тужил бы о том, что разлука с сэром Уоми лишает меня общества возлюбленного друга и его мудрости, – я бы не имел времени мыслить о для тебя, тво„м брате, Жанне, княгине и ещ„ тыще людей, о которых ты и не подозреваешь в эту минутку.

Живой пример ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава величавого друга сэра Уоми, который никогда за вс„ время моего знакомства с ним не сосредоточил собственной мысли на для себя; который сам делал вс„, о ч„м гласил другим, вводил меня в тот высочайший круг активной любви, где равнодушие, угнетение и ужас не есть как понятия ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава.

Капитан с Анандой повернули в сад, мы же с И. пошли к для себя. Я поведал ему вс„, о ч„м гласил мне сэр Уоми, и показал подаренную им цепочку, которую он сам, продев в не„ камень, надел мне на шейку.

– Вот для тебя, Левушка, приятный пример того, какая разница меж ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава тем, что только кажется людям справедливостью, и тем, что по сути происходит по настоящим законам необходимости. Чтоб получить такую цепочку, тыщи людей затрачивают годы жизни. Время от времени они всю жизнь достигают победы над какими-то своими свойствами, мешающими им двигаться далее: трудятся, отыскивают, падают, борются, – в конце концов ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава этого добиваются, как кажется им и окружающим. А по сути, перед лицом настоящих законов жизни, – стоят на месте.

Ты, мальчишка, ничем – по законам наружной справедливости – не заслужил того счастья, которое ль„тся на тебя как из рога обилия. Ты и сам не раз за этот период времени ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава, окруженный высшим счастьем, считал себя одиноким и злосчастным, – нежно гласил И.

К нам вош„л капитан, но заметив, что у нас ид„т серь„зный разговор, желал уйти к для себя.

– Вы не только лишь не помешаете, дорогой капитан, но я буду рад, если вы побудете с Левушкой до ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава прихода парохода. Ни вам, ни ему не следует провожать сэра Уоми, потому что он ещ„ многих должен принять; а для Хавы, которая задержится тут ещ„ некоторое количество дней и, может быть, отправится домой на вашем пароходе, у него остается только пару минут пути от дома до набережной. Я не сомневаюсь, что ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава обоим вам это тяжело; но ведь вы оба довольно осчастливлены. Сберегайте сво„ счастье и уступите мало другим. И. вышел, и мы остались вдво„м с капитаном. Обоим нам было идиентично тяжело, что мы не проводим сэра Уоми и не будем созидать его милого лица до последнего мгновения. Капитан ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава курил папиросу за папиросой, время от времени прогуливался по комнате и ерошил свои и без того торчавшие „жиком волосы.

Мы внутренне приводили себя в порядок, вроде бы совершая собственный духовный туалет перед последним свиданием с сэром Уоми в двенадцать часов, как им было назначено. В конце концов, я отважился ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава оборвать молчание и произнес: – Капитан, дорогой друг, не сердитесь, что я нарушаю молчание, хотя и вижу, что вам совершенно не охото гласить. Но мне нужно поделиться с вами, какими идеями я на данный момент жил и как наш„л в их успокоение.

Любой из нас получил от сэра Уоми ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава настолько не мало. Мне одно его присутствие давало даже физическое чувство блаженства. Не говоря уже о совсем особом состоянии внутреннего мира, когда вс„ кажется понятным, ничего не надо, не считая как следовать за ним. Я сообразил на данный момент, что это станет вероятным только тогда, когда я без помощи ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава других решу свои актуальные вопросы. Когда научусь тв„рдо стоять на собственных ногах, не ища помощи со всех боков, как это делаю на данный момент.

Должно пройти какое-то время, и я определю себе собственный путь в творчестве, найду силы прочно держать себя в руках, – именно тогда я могу понадобиться сэру ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава Уоми, как ему необходимы на данный момент И. и Ананда.

Я рад, что 1-ое л„гкое испытание меня больше не расстраивает. Сколько времени пройд„т до нового свидания с сэром Уоми, не знаю, но я думаю только об одном: достойно прожить каждую минутку разлуки, не утратив ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава ни мгновения попусту.

– Ты совсем прав, друг; нужно быть достойным всего того, что мы получили от сэра Уоми, Ананды и И. Но ты теряешь только 1-го из их, а я теряю не только лишь всех троих, да и тебя. С кем могу я сейчас, когда я сообразил глубочайший смысл жизни ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава, поделиться своими новыми идеями? Я и прежде-то был замкнут и носил прозвище: «ящик с тайнами». Кому же сейчас я могу высказывать свои мысли, как буду находить тот путь единения, о котором молвят мои новые друзья?

– Я, естественно, ничего ещ„ не знаю и не достаточно чего понимаю, капитан. Но я лицезрел ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава, как стал вам понятен язык музыки. У вас появилась сейчас новенькая платформа для осознания Лизы и е„ мамы. И вы сами как-то гласили, что много думаете о Лизе и написали ей письмо.

Это раз. 2-ое – разве меж вами, мною и ещ„ соткой обычных людей и нашими высочайшими ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава друзьями лежит пропасть? Хоть раз вы лицезрели, чтоб они проявили людям сво„ приемущество? Чтоб они презирали когото? Либо обошли собственной помощью, если могли посодействовать? Хоть раз вы их лицезрели тяготящимися той либо другой встречей? Так и мы; сколько можем, должны стараться следовать их примеру.

Третье – если я ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава теряю сэра Уоми и Ананду, сохраняя близость И., то из опыта утрат, разлук, разочарований и горя последних месяцев я сообразил только одно: обожай до конца, будь верен до конца, не страшись до конца, – и жизнь отправит вознаграждение, какого не ожидаешь и откуда не ожидаешь.

– Мальчик мой, милый философ! Пока я ещ ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава„ никогда не обожал до конца, не был верным до конца и не был храбрым до конца; а утешение от твоей кучерявой рожицы уже получил, – забавно расхохотался капитан.

Ну, вот что. Скоро одиннадцать. Поедем-ка в садоводство и привез„м цветов, Левушка.

– Ох, капитан, у сэра Уоми в его ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава своем саду такие цветочки, что лучше уж нам не срамиться.

Капитан напялил мне на голову шапку, мальчишески засмеялся и потащил на улицу.

Очень стремительно мы отыскали коляску и покатили к его другу – садоводу. Подгоняемый обещанным вознаграждением, кучер запамятовал о собственной константинопольской лени, и скоро мы предстали перед садоводом.

Капитан оставил ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава меня у деревца с персиками, которые владелец разлюбезно предложил мне есть сколько охото, и они ушли в оранжерею.

Не успел я ещ„ насладиться как надо персиками, как он появился, неся цветочки в восковой бумаге. Владелец уложил их в корзиночку с увлажненной травкой, обвязал и подал мне. Она была достаточно тяж ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава„лая.

Когда мы ехали назад, я спросил моего спутника, почему он не показал мне цветочки, точно это была заколдованная кросотка.

– Цветочки эти и есть кросотки. Они очень нежны и так волшебны, что ты немедля перевоплотился бы в «Л„вушку-лови ворон», если б я для тебя их показал ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава. А у нас времени в обрез.

– Ну, хоть скажите, как зовут ваших загадочных красавиц? – спросил я с досадой.

Капитана рассмешила моя раздраж„нность, и он произнес: – Философ, их зовут фрезии. Это горные цветочки, их родина Индия. Но если ты будешь сердиться, из белоснежных они станут ч„рными.

– Ну, тогда вам ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава придется подарить их Хаве; сэру Уоми ч„рных красавиц больше не нужно. Достаточно и одной, – ответил я ему в тон.

Капитан забавно хохотал, гласил, что я вс„ ещ„ боюсь Хавы, и что, наверняка, мо„ «не страшись до конца» относится к обществу Хавы.

– Очень может быть, – ответят я, вспоминая письмо ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава Хавы, которое я получил в Б. – Но, во всяком случае, если она когда-нибудь и будет жить в мо„м доме, то я буду е„ страшиться меньше, чем вы боитесь на данный момент Лизы и всего того, что должно у вас с нею произойти, – брякнул я, точно попугай, которых ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава носят по Константинополю, они вытаскивают билетики «судьбы» и подают любознательным их будущее в виде св„рнутого в трубочку билетика.

Удивление капитана было настолько велико, что он перевоплотился в соляной столб.

Не знаю, чем бы это кончилось, если б мы не подъехали в эту минутку к дому ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава и не повстречались с Анандой и Хавой, шедшими к сэру Уоми.

– Возьмите ваших красавиц, – произнес я, подавая капитану цветочки.

– Каких красавиц? – спросил Ананда.

– Белоснежных, для сэра Уоми, если они ещ„ не почернели, – очень серь„зно произнес я. – Если же почернели, то… – Замолчишь ли ты, каверза-философ?! – воскликнул капитан. Хава заинтересовалась, каких это ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава ещ„ красавиц не хватало сэру Уоми. – Горных, – прошептал я ей.

– Нет, это нестерпимо! Неуж-то вы притащили ему козл„нка? – смеялась она, обнажая все свои белоснежные зубы.

– Вот-вот, из самой Индии; если только этот козл„нок не позавидовал вашей коже и не сделался ч„рным.

– Левушка ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава, ну есть же границы терпению, – воскрикнул капитан, начиная немножко сердиться.

Ананда погрозил мне, взял из моих рук плетенку и развязал е„. Вынув цветочки из бумаги, он сам издал восклицание экстаза и удивления.

– Фрезии, фрезии! – заорала Хава. – Сэр Уоми очень желал развести их у себя в саду! Ему будет очень ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава приятно. Да они в горшках, в земле и во мху! Ну, кто из вас придумал такового козл„нка, тот счастливчик. Если б я искусна завидовать, обязательно позавидовала бы.

– Пожалуйста, не завидуйте, а то вдруг они и взаправду почернеют, – произнес я, любуясь какими-то неслыханными «роскошными цветами. Большие, белоснежные, как ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава восковые, как будто тончайшим резцом вырезанные колокольчики необыкновенной формы заполнили прихожую запахом.

Капитан взял один горшок, мне отдал другой. Когда я стал отрешаться, уверяя, что мысль и находка – его, он улыбнулся и прошептал мне:

– Одна фрезия – я; другая – Лиза. Вы шафер. Идите и молчите в конце концов.

– Ну, уж Лиза ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава – фрезия, – куда ни шло. Но вы, – вы страшно возлюбленная, но просто физия, – так же ш„позже ответил я ему.

– Эти китайчата будут до того времени разводить свои китайские церемонии и топтаться на месте, пока не запоздают, – произнес Ананда с таким вес„лым юмором, что мне представилось, как будто ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава его тонкое, музыкальное ухо поймало, о ч„м мы шептались. Я не мог выдержать, залился хохотом, которому ответил хохот сэра Уоми, отворившего дверь собственной комнаты.

Увидав наши фигуры с горшками цветов, имевшие, возможно, достаточно комичный вид, сэр Уоми произнес: – Да это целая свадьба! – Он нежно вв„л нас в ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава комнату, взял у каждого цветок и обоих обнял, благодаря и говоря, что развед„т по клумбе фрезии в сво„м саду, присвоив им заглавие морской и сухопутной.

Очень пристально осмотрев цветочки, сэр Уоми позвал собственного человека и совместно с ним упаковал их в нашу плетенку, обильно полив водой ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава и цветочки, и прикрывавшую их травку, приказав завернуть плетенку в пара слоев бумаги и в грубое влажное полотно. Слуга исполнил приказание и совместно с вынырнувшим откуда-то Верзилой, взявшим чемодан, пош„л на пристань.

Много народа было тут. Были и такие, кого я совершенно не знал; кое-кого лицезрел мимолетно ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава; а из отлично знакомых присутствовали только турки, Строганов и князь.

Для каждого у сэра Уоми находилось нежное слово. Мне он произнес:

– Отыскивай отрадно, – и вс„ ответит для тебя. Цельность чувства и мысли вероятнее всего приведут тебя к Флорентийцу. О брате не волнуйся. Выработай ровненькое отношение к нему. Наль ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава – не Анна.

Я приник к его руке, удивленный этими словами, служившими ответом на самые зата„нные мои мысли.

Все проводили сэра Уоми до коляски, в не„ сели И., Ананда и Хава. Я спросил И., не навестить ли нам с капитаном Жанну, на что он ответил одобрением, сказав, что зайд„т с ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава Анандой за нами.

Экипаж завернул за угол и скрылся из глаз. Вздох сожаления вырвался у всех, а князь рыдал, как реб„нок. Я подош„л к нему и предложил пойти с нами к Жанне, говоря, что туда приедут И. с Анандой, как проводят сэра Уоми.

Он согласился, попросил подождать ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава его пару минут, видимо обрадовавшись случаю не оставаться на данный момент дома. Я осознавал его состояние, так как у самого гортани ощутил рыдание и подавил его с огромным трудом. Как разум ни гласил мне, что нужно сделать над собой усилие и перейти в другое, не невеселое настроение, – чувство ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава мо„ опять было близким к тому, что я испытывал в комнате брата, сжигая письма.

– Какая ужасная вещь – разлука, – услышал я глас капитана, вроде бы отголосок своей мысли.

– Да. Нужно что-то осознать, некий ещ„ неизвестный нам смысл всего происходящего. Научиться принимать вс„ так, как гласит и делает сэр ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава Уоми: «Не тот денек считай счастливым, который для тебя прин„с что-то приятное; а тот, когда ты дал людям свет собственного сердца». Но мне ранее ещ„ так далековато, – произнес я со вздохом.

– Тебе далековато, – вдумчиво ответил мне капитан, – а для меня, боюсь, и совсем недостижимо.

Князь вышел к нам, извиняясь, что ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава принудил ожидать и мы пошли по жарким, как раскал„нная печь, улицам, ища тени, что не много, вобщем, помогало.

В магазине мы застали обеденный, – либо точнее, связанный с жарой, как везде в Константинополе, – перерыв. Анна посиживала понизу у шкафа, в кресле, за работой, а Жанна вс ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава„ ещ„ лежала наверху, хотя уже подымалась на короткий срок и пробовала работать.

Анна была бледна, она похудела. Но в очах е„ уже не было убитого выражения и того отчаяния, какое я лицезрел в их тут же, во время разговора с сэром Уоми.

На маленький поклон капитана она приветливо улыбнулась и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава протянула ему левую руку, говоря, что не может бросить зажатых в правой руке цветов.

Он уважительно поцеловал эту чудную руку со сверкавшим на ней браслетом. «Боже мой, – задумывался я. – Как страдание и соприкосновение с людьми, одар„нными силами высшего познания, меняют людей! Ещ„ так не так давно я лицезрел ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава эту гордую кросотку возмущ„нной откровенным мужским восхищением капитана. И он, стоящий перед нею на данный момент так почтительно, с такими смиренными и хорошими очами, – да куда же подевались капитантигр и Анна с иконы? Тех уже нет; нет до основания; а живут новые, – заместо тех, умерших».

Я перевоплотился в «Л„вушку ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава-лови ворон», мысли закипели в моей голове, наскакивая друг на друга, одна другую опрокидывая, не доходя ни в ч„м до конца, – точно решая вопрос, лучше ли, нужно ли, так меняясь, – дохнуть людям, превращаясь в совсем другие существа? Для чего?

Мне казалось, я вижу и слышу крики ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава и стоны тыщ душ, носящихся посреди хаоса и оплакивающих свои заблуждения, неисправимые ошибки и молящих о помощи.

– Левушка, что с вами? – услышал я ласковый и слабенький голосок Жанны.

– Ах, это вы, Жанна? – вздрогнул я, опомнившись. – Я желал к вам подняться, да, по обыкновению, задумался и тем вынудил вас ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава спуститься вниз,

– ответил я, здороваясь с Жанной.

– О, это ничего. Князь мне посодействовал сойти. Ах, Левушка, как вы переменились после заболевания. Вы никак не похожи на государя младшего доктора, который утешал меня на пароходе. Малыши дремлют, а то, пожалуй, они бы вас на данный момент и не узнали. Вы совершенно, совершенно другой ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава; только я не умею сказать и разъяснить, в ч„м перемена, – гласила Жанна, усаживая меня и князя в углу магазина.

– Всегда кажется, что переменились люди, которых лицезреем, так как в самом для себя перемену человек замечает с трудом. И только если чего-нибудть большущее заходит в его жизнь, – только ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава тогда он отда„т для себя отч„т, как он переменился, как выросли его силы и освободился дух.

Вы, Жанна, кажетесь мне не только лишь изменившейся, но вы точно сгорели; и заместо прежней Жанны я вижу страдающее существо. Что с вами, дорогая? Ведь нет никаких обстоятельств так тосковать ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава и рыдать, – лаского целуя крошечную, детскую ручку Жанны, произнес я.

– Ах, если б вы знали, вы бы не целовали этой руки, – вытирая катившиеся сл„зы, ответила мне Жанна. – И перед князем я повинна, и перед Анной, и перед И., ах, что я только наделала и как мне сейчас ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава вс„ это поправить? – через сл„зы бурчала бедняжка. – Я бы уже была не больна, если б раскаяние меня не грызло. Нигде не нахожу для себя покоя. Только когда лежу в постели, – может, от полога, которым доктор И. закрыл мой уголок, веет на меня успокоением. Когда мне бывает очень плохо ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава, я прижмусь к нему лицом – и станет на сердечко тихо!

Я случаем посмотрел на Анну и поразился перемене в ней, Склонившись впер„д, смотря неотрывно на Жанну, точно умоляя е„ умолкнуть, она сжимала в руках работу, а сл„зы капали на е„ грудь одна за другой. Я сообразил, какая мука ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава была в ней, как она оплакивала предназначавшийся ей и не приобретенный хитон, наш отъезд без не„ и сво„ неправильное в эту минутку поведение.

– Анна, – кликнул я, не будучи способен выдержать е„ муки. – Отсрочка – не означает утрата. Анна, не плачьте, я не способен созидать этих сл„з; я знаю ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава, что означает в тоске безрассудно плакать, как будто на кладбище.

Не думайте на данный момент о для себя. Думайте об Ананде; о том большом горе, разочаровании и ответе его за вашу ошибку, которые легли на него, – упав перед ней на колени, гласил я. – Скоро, на данный момент, Ананда и И ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава. придут сюда. Неуж-то может быть повстречать их таким убийственным унынием, после того как они проводили сэра Уоми? Неуж-то любовь, благодарность и удовлетворенность, что они живут на данный момент с нами, могут выражаться исключительно в слезах о для себя.

– Встаньте, Левушка, – обнимая меня, произнесла Анна. – Вы глубоко правы ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава. Только горьковатая идея об одной для себя принудила меня снова рыдать. А меж тем, я уже вс„ сообразила, и вс„ благословила, и вс„ приняла.

Сядьте тут около меня на минутку, дружок Левушка. Поверьте, я уже утихла снутри. Это отголосок бури, с которым вы впору посодействовали мне совладать. Много ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава лет я задумывалась, что в сердечко мо„м живой„т одна светлая любовь. Я удостоверилась, что там ещ„ лежала, свернувшись, змея ревности и колебаний.

Слава Богу, что она развернулась и раскрыла мне глаза. Ананда получил удар, но вс„ же сумел удержать меня около себя так, чтоб я не выпустила его ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава руки из собственной. Вы напомнили мне, что мои сл„зы задевают вс„ его существо, что он их чувствует, как сл„зы гноя и крови. Я больше рыдать не буду; вас благодарю за ваши слова, они посодействовали мне.

Она вытерла глаза, подошла к Жанне и, лаского е„ обняв, вытерла ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава и е„ сл„зы платком сэра Уоми.

Надрыв, который я пережил, практически лишил меня эмоций. Я бездвижно посиживал в кресле; сердечко мо„ билось, как молот; в спине, по всему позвоночнику точно бежал огнь; я с трудом дышал и, как мне казалось, падал в пропасть.

– Левушка, ты всех тут испугал, – услышал я ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава глас Ананды и увидел его около себя. – Выпей-ка вот это; я задумывался, что ты посильнее; а ты вс„ ещ„ слаб,

– и он подал мне рюмку с каплями.

Скоро я совершенно приш„л в себя, спросил, где И., и узнав, что он прош„л к Строганову и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава скоро тоже будет тут, совершенно успокоился.

Я обв„л всех очами, увидел, что Хава внимательно глядит на меня, в то время как все другие имеют смущ„нный вид. Я взял руку Ананды, внезапно для него подн„с е„ к губам и произнес:

– Простите мне, Ананда, Я мало половиворонил, чем всех ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава расстроил и прив„л в такое состояние, что они сейчас больше похожи на утопленников. Вот, вы тоже задумывались, что я крепче; и я околпачил ваше доверие. Это мне очень больно; я постараюсь быть посильнее. Но ведь это вс„ пошло от вашей дервишской шапки, – улыбнулся я.

– Нет, мой мальчишка ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава, ничьего доверия ты не околпачил. И никто тут не мог одурачить и не околпачил меня. Вс„, что вышло не так, как я подразумевал, совершилось только поэтому, что я был в древнем долгу и желал поскорее возвратить его сторицей. Я не сообразил, что не следует так ускоренно двигать людей впер ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава„д. Клич да„тся в один прекрасный момент; я же отдал его два раза, за что и понесу сейчас ответ.

Я не вс„ сообразил. Какой, когда и для чего да„тся клич? Но я сообразил, что он отдал его вторично Анне и что этого не нужно было делать ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава.

Глас Ананды – и всегда неподражаемо красивый – н„с внутри себя сейчас такую нежность, утешение, такую ординарную доброту, что все утихли, всем стало просто, чисто, отрадно. Лица у всех прояснились и стали хорошими. Каждый точно вобрал в себя кусок энергии самого Ананды, и когда через некое время вошли И. и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава Строганов, – ни на одном лице уже не было ни тени уныния и сл„з.

Разбившись кучками, я и Жанна, князь и И., капитан и Строганов, Анна и Ананда, – все будто бы окрыл„нные и освеженные, обменивались ординарными словами; но слова эти получали некий новый смысл от сияния и мира в ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава каждом сердечко.

– Друзья мои. Через один день нас покинут капитан и Хава. Завтра мне хотелось бы, прощаясь, угостить их музыкой. Можно ли располагать вашим залом, Анна? – спросил Ананда.

– Как сможете вы спрашивать об этом? Ваши песни и игра всем несут столько счастья! Мне же сэр Уоми повелел играть ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава и петь людям как можно больше. А о экстазе музицировать с вами я и не говорю, – ответила она.

Перерыв в работе завершился. Радуясь завтрашней музыке, мы покинули магазин, где с его хозяйками остался только Борис Федорович.

И. с Анандой и князем не стеснялись зноем и шли достаточно стремительно, оставив нас с капитаном ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава далековато сзади. Я еле двигался; зной, к которому я ещ„ не привык, всего меня утомил, а капитан остался совместно со мной, желая что-то сказать. Когда расстояние меж нами и нашими друзьями возросло так, что расслышать нас было нельзя, он произнес:

– У меня к вам просьба. Я получил на ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава данный момент из дома настолько не мало средств, что мне их некуда девать. Я желаю часть дать Жанне – с тем условием, чтоб она никогда не выяснила, кто их ей отдал. Я знаю, что И. обеспечил ей 1-ые годы работы; знаю и то, что княгиня, до некой степени, позаботилась ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава о детях. Но мне хотелось бы влить уверенность в это бедное существо, которое мучается, мучалось и, не знаю почему, как и откуда, но я ясно это сознаю, – будет ещ„ сильно много мучиться.

За свою скитальческую жизнь я повидал такие существа, – по какимто, неуловимым для моего осознания законам ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава, – страдающие всю жизнь, даже когда на это нет особенных, всем видимых обстоятельств.

Сам я уже не успею положить в банк на е„ имя средства, потому что эта операция займ„т более 2-ух часов. А дел у меня – ведь я прогулял практически весь денек сейчас – будет масса.

Вторую же часть средств ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава я прошу вас взять для себя. И если встретите людей, которым моя помощь будет оказана вашими руками, – я буду очень счастлив.

Ну, вот мы и у ворота. Доскорого свидания, дружок Левушка. По всей вероятности, мы увидимся только завтра вечерком у Анны. Возьмите средства.

Он засунул мне в руки св ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава„рток, достаточно небережно зав„рнутый в бумагу, и мигом скрылся.

В комнате я застал И., рекомендовавшего мне освежиться душем. Но я ощущал такое сильное утомление, что еле добрел до кресла и сел в полном изнеможении, несуразно держа св„рток в руках и не зная, что с ним делать.

На вопрос ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава И., почему я не положу куда-нибудь собственный св„рток, я поведал, что это средства капитана и как он повелел ими распорядиться. При всем этом я передал вс„, что задумывался капитан о Жанне.

– Молодец твой капитан, Левушка. Что касается средств для Жанны лично, – то он предупредил желание сэра Уоми ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава, который повелел мне обеспечить е„. Как капитан угадал идея сэра Уоми о фрезиях, так и вторую его идея прив„л в действие, никем к тому не побуждаемый!

Что касается средств, отданных в полное тво„ распоряжение, – думаю, что капитан желал их подарить для тебя, дружок, чтоб и ты ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава ощущал себя независящим в предстоящем, пока сам не заработаешь для себя на жизнь.

– О нет, дорогой И., капитан в очень обычных отношениях со мною. И если б он желал дать их мне, – он поступил бы, как юный Али, оставив их в письме. У меня нет колебаний в этом, и лично ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава для себя я бы их и не взял никогда. Думаю, что я очень неопытен и, может быть, не сумею распорядиться ими как надо.

Но – при вас – и это отпадает. Одно только ясно мне, что средства эти я употреблю – во имя Лизы и Анны – на покупку инструментов профессиональным беднякам ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава-музыкантам, если таких встречу до нового свидания с капитаном. Если же не встречу либо вы не укажете мне другого им внедрения, – средства возвратятся к нему. И я очень желал бы, Лоллион, услышать об этом ваше мировоззрение.

– Поступи, как знаешь, дружок. Запретов здесь быть не может. Но почему ты решил, что ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава не оставишь для себя этих средств? Разве твой брат не мог бы нуждаться в их?

– Мой брат – мужик и очень великодушный человек. Если он решил жениться, – означает, он не так беден, чтоб не иметь способности обеспечить супругу. А если б я вызнал, что он нуждается, то пош„л ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава бы в какую угодно тяж„лую кабалу, но послал бы ему только то, что сумел заработать сам.

Я и так в нескончаемом долгу у вас, у Флорентийца и у юного Али. Естественно, я в долгу и у брата. Но если я могу ещ„ рассчитывать вернуть ему собственный долг, то уж вам – я ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава никогда не смогу возвратить и сотой толики.

– Вс„ это предрассудок, Левушка. Человек закрепощает себя долгами и обязательствами. Время от времени он так утопает в идей о собственных нравственных долгах, что положительно похож на раба, подгоняемого со всех боков пл„ткой долга. А смысл жизни – J в освобождении. Только ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава то из хороших дел добивается творческого результата, что изготовлено просто и просто.

Воспринимай вс„, что отправляет лично для тебя жизнь; совершенствуйся, обучайся и рассматривай себя как канал, как соединительное звено меж нами, которых ты ставишь так высоко, и людьми, которым сострадаешь. Передавай, разбрасывай полной горстью всем встреченным вс„ то ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава, что пойм„шь от нас и через нас. Вс„ высочайшее, чего косн„шься, неси земле; и выполнишь свою задачку жизни. Но то будет не тяжкий и кислый долг добродетели, а удовлетворенность и мир твоей своей звенящей любви.

– Далековато ещ„, Лоллион, мне до всей той мудрости, которую я ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава слышу и вижу в вас. Я самых пропетых вещей не умею делать. Вс„ раздражает меня. Время от времени даю для себя слово держать в голове о вас, о Флорентийце, поступать так, будто бы бы вы стоите рядом, – и при первой же проблемы споткнусь, разгорячусь – и вс„ полетело ввысь дном.

– Пока ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава ты будешь повторять для себя, – от мозга, – что я рядом с тобой, – тво„ самообладание будет подобно пороховой бочке. Но как ты почувствуешь, что сердечко тво„ живой„т в мо„м и мо„ – в тво„м, что рука твоя в моей руке, – ты уже и мыслить не будешь о ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава самообладании как о самоцели. Ты будешь производить его, чтоб всегда быть готовым выполнить возложенную на тебя задачку. И времени мыслить о для себя у тебя не будет… И. помолчал, думая о ч„м-то, и продолжал: – Сейчас мы с тобой не будем обедать с князем, которому нужно обо многом переговорить ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава с Анандой. Если ты отдохнул, мы можем поехать с тобой к нашему другукондитеру, заказать ему тортик к завтрашнему вечеру и у него же поесть. Но за ранее мы заехали бы в банк: у меня там есть знакомый, который стремительно сделает нам вс„, – и уже завтра Жанна будет извещена ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава о том, что она владелица некоего состояния. При е„ французской буржуазной психологии это будет большущим для не„ облегчением в жизни.

Я был очень признателен И. за его неизменную доброту. У меня крутился на языке вопрос о Генри, о Браццано: желал бы я спросить коечто о Хаве, – но ни о ч„м не ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава спросил, побежал в душ, и скоро мы уже были в большом зале банка, где сотки крутящихся у потолка вееров не могли умерить жары.

Одна часть средств была положена на имя Жанны, с правом воспользоваться ими как угодно. 2-ая была переведена на мо„ имя по адресу, обозначенному И., с ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 30 глава какими-то мудр„ными индийскими наименованиями, никогда мною не слышанными.

Пока мы посиживали в банке, ждя выполнения нашего заказа, я сетовал И., что ничего не могу подарить капитану, давшему мне на память такое прекрасное кольцо.


glava-8-cel-i-puti-k-nej.html
glava-8-chelovek-kak-delfin-uzhe-neskolko-let-kak-chelovechestvo-otkrilo-sushestvovanie-svoego-dvoyurodnogo-brata.html
glava-8-delo-o-semi-pechatyah.html