ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава

Ирландка тем временем перекричала свою госпожу и едко отчеканила:

– Пастор с мисс Алисой сбежали от таковой супруги и мамы. Сейчас они на даче лорда Бенедикта, где вам их не достать. А ах так только пастор верн„тся, я вс„ ему о вас доложу и попрошу расч„т. В таком зазорном доме я ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава жить больше не желаю. Вам пастор воспретил беспокоить слуг, раз они дремлют. А вы нарушили его приказание. Да, вобщем, что вам это стоит, если вы потихоньку от него на свидания бегаете. О, я вс„, вс„ знаю. Мой знакомый служит у мистера Б. и сказал мне вс„. Я ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава молчала. Плевать мне на ваше поведение. Но сейчас, когда вы осмелились потревожить мой сон, нет, здесь уж пощады вам не будет.

Дженни ощутила головокружение, тошноту, пошатнулась и наверняка свалилась бы, если б сильные материнские руки е„ не поддержали. Но как мама задела е„, Дженни вздрогнула, выпрямилась и оттолкнула леди ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава Катарину.

– Спасибо, мать, я уже отлично себя чувствую. Спускайтесь, пожалуйста, вниз. Я иду за вами.

Что-то особое было в голосе Дженни и во всей е„ фигуре, что принудило всех тр„х дам умолкнуть. Ирландка злостно фыркнула и захлопнула свою дверь, а пасторша молчком сошла вниз. Не обменявшись ни словом ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, мама и дочь разошлись по своим комнатам. Дженни ощущала боль, физическую боль в сердечко. Она вошла к для себя, где вс„ валялось неприбранным с самого утра. Ей было не под силу оставаться в этом хаосе, и она решила переночевать в комнате сестры. К е„ удивлению, даже маленький коридор, отделявший комнаты ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава отца и Алисы от всей квартиры, был заперт на ключ. Дженни решила, что глуповатый старенькый Артур просто запамятовал его открыть. Она вышла в переднюю, чтоб пройти через зал и кабинет отца в тот же коридор. Кабинет также был заперт.

Как ни была разбита на данный момент ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава Дженни, она вс„ же опять пришла в ярость, проклиная старенького Артура, позволившего для себя уж очень много. Бедной Дженни и в голову не пришло, что старенькый Артур действовал по приказу, приобретенному от пастора: закрыть все двери и до их возвращения ни по чьему требованию не открывать. Пастор получил этот приказ от ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава лорда Бенедикта, вот почему старенькому слуге он был передан со всей строгостью.

Дженни сообразила, что провести ночь в комнате сестры и пользоваться чистотой и комфортом этого, переделанного из сарая жилья ей не получится. Невольно Дженни вспомнила, как она допекала Алису за е„ музыку, пока, в конце концов ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, девченку не убрали из дома, присоединив к нему каменный сарайчик и отгородив звуконепроницаемой стенкой новейшую комнату Алисы. Кротость Алисы, е„ вечное огорчение, что мучаются нервишки сестры, точно шилом кольнули сердечко Дженни. Ворачиваясь через переднюю, она схватила сво„ письмо и стала комкать и мять его до того времени, пока оно не ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава перевоплотился в ничтожный комок. И чем подольше она мяла злосчастное письмо, тем больше росло е„ раздражение. Взяв в собственной комнате халатик и подушку, мисс Уодсворд-старшая отправилась в зал, решив переночевать тут на одном из диванов. Проходя мимо комнаты мамы, она услышала храп, от чего по е„ лицу пробежала гримаса презрения ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава.

Войдя в зал, Дженни скинула с себя наряженное платьице и принялась ходить по комнате. 1-ый раз в жизни у не„ была бессонница. Ибо сейчас ей казалось, что е„ жизнь начинается поновой и вс„ поставлено на эту карту. Отчего так казалось – она не понимала. Случаем взор е„ свалился на ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава вазу, в какой Сандра в один прекрасный момент прин„с Алисе цветочки, сказав, что дарует их ей его душа за музыку.

«За музыку, за музыку», застучало в голове Дженни. И в доме лорда Бенедикта Алису тоже одарили за музыку. Неуж-то дар Алисы так велик? Почему же ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава она, Дженни, не оценила его по достоинству? Ах, как мешала сейчас Дженни е„ сестра. Только сейчас она сообразила, какая сила притягательности кроется в Алисе, какая сила нрава, цельного и неколебимого, таится в этом существе. Дженни представляла для себя отца и Алису, наслаждающихся аристократическим обществом, общением с умными и профессиональными людьми ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, в то время как она провед„т эти деньки в одиночестве и тоске. Она не колебалась, что Сандра тоже поедет в деревню, и ревность разжигала е„ завистное сердечко. Сколько Дженни ни прогуливалась из угла в угол, сон вс„ так же бежал от не„, как и сначала ночи. Но пойти ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава к для себя и прибрать комнату ей и в голову не пришло. Равномерно е„ мысли сконцентрировались вокруг лорда Бенедикта – центральной, как она считала, фигуры всех е„ бедствий. Пойд„т ли она к нему в воскресенье? Скачки начинаются в час денька. Она успела бы возвратиться домой, а раз отца не будет ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, можно нанять экипаж на весь денек, и вс„ устроится просто. Но… о ч„м гласить? Врать ему даже в идей – Дженни чувствовала это всеми нервишками – она не сумеет. Сетовать на судьбу, раз отец и Алиса у их в таком поч„те, нереально. Просить помощи, чтоб начать самостоятельную ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава жизнь? Лорд Бенедикт снова произнесет, что жизнь земли есть труд и счастье человека в радости возлюбленного труда. А Дженни желает жить в роскоши, и труд ей несносен.

Чем больше она задумывалась о сво„м реальном и будущем, тем яснее лицезрела себе единственный выход: искрометно выйти замуж. Лицезрев Наль, она сообразила, что ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава не была истинной кросоткой. Ни корректностью черт, ни той необыкновенной гармонией линий тела, ни безупречной красотой рук и ног, какие были у Наль, она не отличалась. В ней вс„ кричало, как и в мамы. И много усилий издержала дочь, чтоб избавиться от того нал„та вульгарности, который так скоробливал е ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава„ в ней.

Опять и опять мысли Дженни ворачивались к лорду Бенедикту. Опять и опять обхватывали е„ зависть и бешенство. Пришло утро. Дженни с страхом увидела сво„ ж„лтое лицо, но решение созрело: к лорду она не пойд„т. И вроде бы ни хотелось ей пусть только себе ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава найти какойнибудь возвышенный предлог, она сознавала, что лорд Бенедикт здесь же прочитает всю е„ ересь. Утомл„нная и решившая сделать вс„, чтоб отравить сестре каждую поездку в этот ненавистный дом и вынудить е„ от него отрешиться, Дженни прилегла на диванчик. И сходу пошевелила мозгами, что здоровье отца шатко, что ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава дом перейд„т к Алисе, ещ„ несовершеннолетней, и что безумный отец способен избрать опекуном лорда Бенедикта… Дженни ощутила жгучую ненависть к сестре, видя сейчас в ней одной, этой злополучной дуре, причину всех собственных несчастий.

Дженни бурлила весь сей день и вечер в страстях и мятеже, а дом лорда Бенедикта светился ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава огнями. В первый раз лорд представлял графа и графиню Т. избранным представителям высшего света на при„ме в сво„м чудесном коттедже. К подъезду прибывали вс„ новые экипажи с наряженными кавалерами и дамами.

Наль и Алиса издавна были предупреждены о будущем событии, и обе умоляли лорда Бенедикта высвободить ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава их от этой пытки. Потешаясь над их застенчивостью, лорд принудил их вкупе с Николаем брать уроки танцев, сам учил тем условностям этикета, с которыми им придется считаться ещ„ некое время.

– Независимость и полная освобожд„нность должны жить в ваших сердцах. Ничто наружное не может задавить человека, если сердечко его свободно от ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава испуга и зависти. Все эти наружные рамки, различные отягощающие происшествия – только иллюзии. Пустой, неуверенный человек, не имеющий понятия о том, что он внутри себя носит, что только сам он творит собственный денек, – только таковой несведущий человек может сетовать на происшествия, смущяться людей и обычаев. Вам следует не ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава только лишь осознать, что ничто давить на вас не может, но научиться обладать собой так, чтоб при всех обстоятельствах не терять спокойствия и свободы, убежденности и мира. Для тебя, Наль, пора запамятовать гарем и понять себя не восточной либо западной дамой, а сначала человеком. Смотри на всех идиентично ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, принимай каждого конкретно тем встречным, которому должна ты нести мир и свет. О ужасе забудь. Научись быть посреди людей, отдавая дань времени, в каком живой„шь, все же принуждай их держать в голове о нескончаемой красе.

И ты, крошка Алиса, сиди сейчас за роялем, как воспитанная леди, но выливая ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава море звуков, зови собственных слушателей к раскрепощению. Чистота твоей артистичности будет стирать с сердец несносный нал„т уныния, зависти и страстей. Забудь и ты навечно о ужасе, в особенности о ужасе перед игрой и пением. Напротив, зови в музыке к духовному напряжению, к действию.

Поцеловав обеих дочерей, – шутя он гласил ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава пастору, что отбил у него дочь, – Флорентиец расстался с ними до вечера, сказав, что Дории понятно, во что и как их одеть. И вот вечер наступил. Флорентиец сам заш„л за Наль, опять надевшей сво„ парчовое платьице и жемчуг. Стоя рядом с Николаем, она была так великолепна, что даже отец улыбнулся ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, объявив е„ заблаговременно притчей во языцех английского сезона. Вбежавшая Алиса, лицезрев всех троих совместно, всплеснула руками, сказав, что не отрешается от первого воспоминания и не знает, кто из парней молодее и привлекательнее. Но что Наль сейчас сошла с Олимпа – это уж вне всяких колебаний. Сама Алиса не сознавала собственного ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава очарования; в л„гком белоснежном платьице, с зияющими голубыми огромными очами и золотым нимбом волос она была похожа на музу.

Все вкупе сошли вниз, где их ожидали пастор, Сандра и лорд Мильдрей, обомлевшие от красы 2-ух спустившихся к ним пар. Чуть успели хозяева войти в зал, как ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава стали появляться гости.

Вечер прош„л для юных владельцев и Алисы как нельзя успешно. Алиса игралась только отлично, обе молодые дамы пожинали лавры; комплименты и приглашения сыпались на их как из рога обилия. И обе после отъезда гостей кинулись на шейку своим отцам с возгласом:

– Слава Богу, наконец кончилось, – чем насмешили ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава не только лишь отцов, да и оставшихся ночевать Сандру и лорда Мильдрея.

Утомл„нные, но счастливые завтрашним отъездом в деревню, все разошлись по своим комнатам.

ГЛАВА 4 Принципиальное СОБЫТИЕ В СЕМЬЕ ГРАФА Т. НА БАЛКОНЕ У НАЛЬ. ЗАВЕЩАНИЕ ПАСТОРА Прелестное августовское утро, т„плое и солнечное, обрадовало жителей дома ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава лорда Бенедикта. После ранешнего завтрака, не мешкая, направились в имение. Станции мерцали под экстазы Наль и Алисы, которых восхищало вс„: и поля, где работали фермеры, и расцветающие палисадники, и домики, обвитые плющом и расцветающими розами, и стада, и играющие на улице детки. Обе, казалось, позабыли о собственных спутниках, только и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава слышалось: «Смотри, Наль», «Смотри, Алиса».

Наль, в первый раз познакомившаяся с Англией, удивлялась решительно всему. Вправду, вс„ было так непохоже на е„ родину. Ей казалось, что сейчас мелькнут силуэты осликов и верблюдов, без которых она не представляла жизни. Алиса тоже бывала за городом очень изредка и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава природу лицезрела только из вагона, потому что пасторша е„ не выносила. Потому принимала собственный отъезд на дачу, как кругосветное путешествие. Практически полтора часа езды в поезде мелькнули, как одна минутка. И когда лорд Бенедикт произнес, что на последующей остановке им сходить, она была очень разочарована.

– Вроде бы для тебя ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава хотелось, Алиса, ехать днями – на поезде либо на пароходе?

– спросил пастор.

– О да, папа, с вами и со всеми, с кем пищу на данный момент, очень бы хотелось, хотя на пароходе, наверняка, очень жутко.

– Страшного-то ничего нет, – произнесла Наль. – Но так тошно, что даже одно воспоминание об этом ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава во мне и на данный момент вызывает тошноту.

Наль побледнела и пошатнулась. Николай поддержал е„ и пошутил над е„ очень жарким восточным воображением, а лорд Бенедикт стремительно подал ей коробку с малеханькими конфетами:

– Возьми и поскорей проглоти. Это принудит тебя запамятовать о пароходе.

Наль с трудом исполнила его желание ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава и опять опустила головку на плечо супруга. Обеспокоенная Алиса с удивлением нашла, что е„ отец, всегда волновавшийся из-за чужих заболеваний, сейчас совсем спокоен. Посмотрев на лорда Бенедикта, она и в н„м не отыскала никаких признаков волнения. Только Николай выказывал Наль внимание и сострадание, да и он не ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава был очень обеспокоен. Алиса, глубоко переживавшая дурноту Наль, с досадой пожала плечами и пробормотала, вздыхая:

– Ох уж эти мужчины, – и это было так внезапно и смешно, что вызвало общий хохот. Веселее всех смеялась Наль. Так они и сошли на станции, где их ожидали экипажи.

Это путешествие заняло немногим более получаса, и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава путешественники добрались до имения Флорентийца. Миновав ворота, экипажи двинулись по длинноватой и широкой дубовой аллее, в конце которой показывался дом. Он стоял на высочайшей горе, по которой террасами спускался к большенному пруду тенистый парк с вековыми липами, ясенями, дубами и каштанами. Здесь и там показывались поляны, клумбы и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава кустики роз, – вс„ было много красы и гармонии.

– О отец, – ринулась на шейку Флорентийцу Наль, – я задумывалась, лучше сада дяди Али и быть не может. А оказывается, вот какие сады бывают на свете. Ой, отец, снова, снова кружится голова и тошнит.

Флорентиец опять отдал ей небольшую конфету и повелел Николаю ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава отнести супругу наверх, где она должна полежать не меньше часа.

– Ну, так как юный хозяйке недужится, придется для тебя, Алиса, делать е„ обязанности и занять е„ место за столом, – приостановил Флорентиец Алису, которая собиралась пойти с Наль.

– Но я могу быть нужна Наль, лорд Бенедикт. Разрешите мне посидеть около не ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава„. Вы же лицезрели, как она сходу осунулась.

– Это е„ укачало, через час вс„ пройд„т. А вид с балкона Наль – один из наилучших в мире. Сходу забудет о заболевания. Пока для ухода за ней достаточно 1-го супруга. Но, может быть, настанет момент, когда понадобишься и ты. – Быть полезной ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава Наль – это огромное для меня счастье. – Вот и Дория. Она проводит тебя. Переоденься в л„гкое платьице и через четверть часа приходи на террасу, где накрыт стол. А до завтрака, пока все будут распаковываться, мы с тобой успеем пройтись по парку.

Алиса, беспокоившаяся за подругу, но утешенная полнейшим ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава отсутствием волнения у лорда Бенедикта, стремительно пошла за Дорией наверх, где и нашла, что отец е„ сосед. Шепнув ему, что она счастлива провести с ним некоторое количество дней в таком магическом месте, она просила его отдохнуть до завтрака. И даже не поглядела, что на не„ накинула Дория.

– Ну можно ли так ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава не много интересоваться собой, мисс Уодсворд, – гласила Дория, заст„гивая на Алисе прелестное сиреневое платьице с белоснежными узорами. – Ведь вы кросотка. Неуж-то вы этого не осознаете?

– Дория, друг, дорогая сестра, – и Наль, и я, мы уже утомились просить вас именовать нас только по имени. Если вы ещ„ раз ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава сделаете посвоему, то огорчите меня до сл„з. Разве вам этого охото?

– Нет, Алиса, меньше всего я желала бы вас огорчить. Но как-нибудь я расскажу вам грустную историю собственной жизни, и вы поможете мне смиренно исполнять мою роль.

Алиса поцеловала Дорию, огорчаясь, что должна торопиться и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава потому не может слушать немедля же Дорию, которая завязывала на ней фиолетовую ленту белоснежной узорчатый шапки.

– Если б я была мужиком, я бы женилась на вас сейчас же, – гласила Дория уходившей Алисе.

Забавно смеясь, Алиса выпорхнула на террасу, где е„ ожидал Флорентиец. Он тоже успел переодеться в л„гкий сероватый ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава костюмчик и белоснежную шапку. Лицезрев смеющуюся даму, совсем обворожительную в л„гком платьице, с открытой шейкой и руками, он элегантно снял шапку и, улыбаясь, произнес:

– Будь мы во Флоренции, десяток твоих обожателей приманили бы меня в капкан, откуда я навряд ли выкарабкался бы.

– К счастью, мы в Великобритании, лорд Бенедикт ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, обожателей у меня нет, и капкан никому не угрожает.

– Так ли это, Алиса? Точно ли у тебя нет обожателей? И никто не шептал для тебя, как ты красива? – преуморительно состроил постное лицо Флорентиец.

– Нет, лорд Бенедикт, – рассмеялась Алиса. – Мужчины пленяются такими дамами, как Наль и Дженни. У ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава их всегда много обожателей, так как они красивы. А вот Дория только-только произнесла мне, что если б она была мужиком, то женилась бы на мне прямо на данный момент.

Уходя в глубину парка, где на все лады пели птицы, прыгали белки и на дорожки ложились пятнами солнечные лучи ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, Алиса была потрясена в первый раз осознанной тишью и величием природы.

– Боже мой, как великолепна жизнь, – воскрикнула женщина, когда Флорентиец вывел е„ на вершину горы, откуда раскрывались дали. – И какая тишь! Отсюда никогда бы и не ушла.

– К огорчению, нельзя жить так, как нам охото. А только, как ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава вед„т величавая Матерь Жизнь, Мы приходим на землю и уходим, уже связанные теми нитями, которые сплела наша же любовь либо ненависть, Алиса. Зло не живой„т в мире само по себе. Если оно сваливается на нас, то только поэтому, что мы сами, творчеством собственного сердца, призвали его к для себя. Если ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава же мы чисты, – оно не приблизится. Пусть мы не знаем, почему горе на нас упало конкретно на данный момент, но это мы соткали его когда-то. И не умеем в этот миг растворить его в огне собственной любви. Ты беспокоишься о Наль. Но беспокоиться о ней нечего. Можно только ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава ликовать. У не„ будет реб„нок, и начало е„ беременности будет протекать несколько тяжело. Твоя помощь будет очень нужна твоей подруге, если, правда, ты скоро не захочешь выйти замуж.

– Я? Замуж? Господи, что только вы не скажете, лорд Бенедикт.

– Если хочешь последовать моему указанию, – не выходи ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава на данный момент замуж. Не оставляй нашей семьи, а напротив, переселись к нам. Тво„ воздействие на Наль, твоя доброта и чистота посодействуют сложиться е„ материнскому чувству, а реб„нку придти в мир, имея в тво„м лице добрую волшебницу – т„тю Алису.

– Я понимаю гигантскую значимость каждой приходящей в мир новейшей жизни ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, лорд Бенедикт. И, лицезреет Бог, не мыслю другого счастья, чем служить Наль, вам. Но…

– зияющие, полные сл„з глаза Алисы поднялись на Флорентийца, – у этой жизни будут любящие отец и мама и таковой необычный дед, как вы. А у моего отца нет, не считая меня, никого ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава. Но я поступлю так, как вы укажете. Я только желаю, чтоб вы учли, как одинок и несчастлив мой обожаемый отец. Встреча с вами – 1-ое счастье в его жизни. А я – его единственное утешение.

– Я слышу голоса, Алиса. Сюда идут твои поклонники и твой отец. Мы продолжим наш разговор позже. Знай только ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, что пока живой твой отец, ни ты, ни я его не покинем. Вытри глаза и проглоти эту таблетку. Найди внутри себя самообладание, Алиса, и волей-любовью одолей личное страдание. Дело не в для тебя, а в тво„м отце, проводить которого ты должна просто, никогда не показав ему, что страдаешь ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава при мысли о разлуке. Думай только о каждой текущей минутке его жизни и старайся быть светом ему и радостью.

Из-за поворота дорожки показались трое парней. Флорентиец придавил к для себя даму, внимательно, нежно и с таковой мощью поглядел ей в глаза, что к Алисе сходу ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава пришло спокойствие и самообладание. Вся е„ фигура, залитая солнцем, большенные голубые глаза, засветившиеся на данный момент новым спокойствием, были совершенно другие, чем в Лондоне. От троих приближавшихся парней отделился один, в светлом костюмчике, и побежал к Флорентийцу и Алисе, сняв шапку, размахивая ею и крича:

– Ура, это я вас наш„л, лорд ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава Бенедикт. Мои приличные спутники убеждали, что находить вас необходимо у оранжерей. Мисс Алиса, вы хорошеете не по денькам, а по часам. И до чего дойд„т, уж и не знаю, – гласил Сандра, присоединяясь к своим друзьям.

– Ты, Сандра, неисправим, – улыбнулся Флорентиец. – Лорд Мильдрей снова прид„т в отчаяние ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава от твоей манеры гласить девицам комплименты.

– А я готов подписаться, – обнимая дочь и беря е„ под руку, тихо произнес пастор. – С того времени как моя Золушка стала проводить время у вас на дому, она перевоплотился в царевну. И вправду, чем далее, тем она милей. Сейчас, Алиса, ты даже старика-отца ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава очаровала.

– Предоставьте ей, лорд Уодсворд, обвораживать этих милейших юных людей. А мне хотелось бы побеседовать с вами. Не желаете ли присесть на ту скамью. Вид оттуда красивый, ну и вам отдохнуть безвредно. А молод„жь погуляет по парку до завтрака.

И Флорентиец ув„л пастора в ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава боковую дорожку, к обрыву. – Я так рад каждому провед„нному около вас мгновению, лорд Бенедикт. Тем паче, что совсем точно чувствую, как не много земных мгновений мне осталось. Идея о том, что ожидает мою семью, что ожидает Алису, одна из самых тягостных.

– Неуж-то вам не ясно, мой дорогой ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава лорд Уодсворд, что Алиса в моей семье отыскала 2-ой родительский кров. Идея о ней не должна вас беспокоить. Сейчас сюда прибудут два юриста по делам Николая и Наль. Вы сможете составить завещание и назначить меня опекуном вашей дочери на случай вашей погибели. Но эта сторона, юридическая, не достаточно затруднительна ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава. Я желал предложить вам, – если вы вправду чувствуете себя плохо, – взять отпуск и переехать сюда, в деревню, где мы провед„м август и сентябрь. Вы с Алисой доставите всем величайшую удовлетворенность, если пожив„те с нами это время. У меня были несколько другие планы. Но Наль, как, я думаю, увидели и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава вы, ожидает реб„нка. Ей нужно побыть в тиши не только лишь ради здоровья, да и чтоб глубоко понять событие, к которому готовится.

– Если б не счастье моей встречи с вами, лорд Бенедикт, мне нечего было бы вспомнить в этой жизни. Алиса да мой старенькый слуга и верный друг ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, вот вс„, что было и есть светлого в мо„м доме. Изведав страдание сердечком, я наш„л смысл и свет жизни в служении Богу и ближним. Только 1-ые годы терзала меня моя собственная катастрофа. Но я позабыл о для себя, когда погрузился в океан человечьих страстей и горя. Отходя сейчас ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава к Папе моему, переживая вновь всю свою жизнь, я сознаю, что не был верным ему слугою, ибо оставляю после себя такую отвратительную семью. Наставляя свою паству, утешая и облагораживая другие семьи, я ничего не сумел сделать в собственной своей. Не сумел вырвать ростки зла и разврата, что посеяла ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава Катарина.

Бледное, удруч„нное лицо пастора, его глаза, точно уже простившиеся с миром, поникшая фигура, – вс„ гласило о таковой скорби сердца, которой, вправду, уже не вынести человеку и от которой должны порваться струны его сердца.

– Лорд Уодсворд, человек, отдавший свою жизнь людям и служивший им так, как ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава это делали вы, – не просто мещанин, создавший одну из миллионов уродливых семей. Вы – арфа того Бога, которому служили, любя людей. Не вините себя, что по доброте собственной женились безуспешно и, спасая, как вы считали, незапятнанное существо, вы попали в сети зла. Вы оправдали свою жизнь своею деятельностью. Вы были ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава незапятнанным слугой Бога. Вы несли свет и оставляете его на земле в лице Алисы. Вы ослабили сети зла, которые плела и плет„т ваша супруга. На много лет вы задержали т„мные силы, которые стремились к ней и к которым стремилась она. А что будет после вашей погибели – о том предоставьте позаботиться ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава мне, и веруйте, что я защищу Алису. Чтоб облегчить бедной девченке борьбу с мамой и сестрой, перевезите е„ в мой дом сейчас же. Переезжайте сюда, в деревню, со своим слугой, если мо„ общество вам отрадно. Мне же ещ„ почти все предстоит передать вам, до того как мы расстанемся ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава.

Флорентиец обнял пастора за плечи и подал ему маленькую зел„ную коробку, на деньке которой лежало несколько розовых конфет.

– Скушайте, дорогой друг, одну из этих конфет, она вас оживит. Не предавайтесь отчаянию. Если вы думаете, что покидаете землю, то делать это следует мужественно и мудро, в идей о ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава Нескончаемом и с полным сознанием величавого счастья: жизни Одного внутри себя и во вс„м. Но вот и гонг к завтраку. Я проведу вас наиблежайшим оков„м.

Пастору стало лучше. Он уже не казался стариком, сердечко которого на данный момент разорвется. На бледноватых щеках его появился нам„к на румянец ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, он будто бы помолодел и ш„л просто.

– Как охото рассказать, какое облегчение дали вы мне, лорд Бенедикт. Но слов подходящих не нахожу. Одно могу сказать: я задумывался, что не смогу удержать в руках лампады мира и предстану перед Папой с мигающей лампой. На данный момент знаю, что вы ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава примирили меня с жизнью, и я отойду с миром, принимая все свои происшествия и благословляя их. Как святыню я понесу до конца эту жизнь, эту временную мою форму, через которую было нужно пройти, чтоб очиститься и раскрепоститься.

– О папа, как вы отлично выглядите. Вы напомнили мне моего ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава прежнего папу, который длительно гулял со мной.

– Да, дитя, прибавь только, что общество лорда Бенедикта делает меня таким счастливым, каким я никогда ещ„ не был.

Флорентиец попросил гостей подождать его несколько) минут, пока он навестит Наль и не выяснит, может ли она спуститься к завтраку. Пока отсутствовал владелец, Сандра сказал ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава пастору анонсы из последнего научного южноамериканского журнальчика, а лорд Мильдрей говорил Алисе, что весь Лондон на этот раз помешался на скачках, где будут состязаться какие-то примечательные лошадки из царского дома. И царская семья собирается находиться, потому билеты в ложи нарасхват.

– Но я вс„ же достал одну из наилучших ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава лож. Ни графиня, ни вы, леди Уодсворд, никогда не лицезрели скачек. Я был бы очень рад, если б вы их поглядели. Если лорд Бенедикт согласится, мы могли бы в воскресенье днем выехать в город и после скачек, к обеду, быть опять тут.

Флорентиец возвратился один, сказав, что Наль ощущает себя отлично ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, но он порекомендовал ей ещ„ незначительно полежать. За завтраком лорд Мильдрей передал владельцу билет на скачки, прося для всего общества разрешения поехать тоже. Флорентиец охотно согласился, сказав, что у него есть дело в Лондоне на утро воскресения, а Наль и Алисе будет менторски поглядеть ещ„ на один ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава вид спорта, где неистовствуют отвратительные страсти. Сандра, тоже не видевший скачек, решил, что ему следует обидеться на то, что лорд Бенедикт не считает необходимым позаботиться и о его воспитании тоже.

– Я только поэтому, Сандра, тебя не именовал, что боюсь, вроде бы у тебя во время скачек не выросла ещ„ пара ног ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава и, со характерным для тебя характером, ты не пон„сся бы по скаковой дорожке. Потому всю дорогу и на самих скачках изволь посиживать рядом.

Под общий хохот завтрак кончился, и вс„ общество, не дождавшись Наль и Николая, отказавшихся от прогулки, отправилось к пруду.

Наль на физическом уровне ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава ощущала себя отлично. Но е„ духовное равновесие было так очень нарушено, что не только лишь созидать кого-то из друзей, но даже Алисе она не желала показать сво„ расстроенное лицо. Как Николай вн„с е„ наверх и уложил на балконе, дав ей каких-либо капель, Наль достаточно скоро ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава ощутила себя отлично и произнесла супругу:

– Необычное создание дама. Мы с тобой на пароходе были в идиентично нехороших критериях, – и ты уже издавна запамятовал о качке, а в мо„м организме она вс„ встряхнула до дна. Только о ней вспомню, как меня начинает мутить и я становлюсь нездоровой.

– Мне думается, моя дорогая ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, что тут дело не в качке. А нас с тобой ждет нечто другое, очень существенное. И твоя тошнота, и твои головокружения – вс„ происходит от того, что в для тебя зародилась новенькая, наша общая жизнь.

Наль побагровела до корней волос и спросила, опуская глаза:

– Как мог ты ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава додуматься? Я желала, чтоб все узнали об этом тогда, когда родится реб„нок.

– Наль, дружочек мой, моя возлюбленная детка. Для тебя предстоит целый ряд испытаний. Вроде бы ни готовил тебя дядя Али к этой жизни, сколько наш дорогой друг, которого ты сама избрала в отцы, ни развивает твой дух, переливая в ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава тебя свои доброту и мудрость, уплотняя тебя для новейшей семьи, – есть ещ„ тыща дел и вещей, когда ты можешь и должна побеждать свои предрассудки только сама. Все мы от их не свободны. И нередко, воображая, что исполняем самый священный долг перед жизнью, так себя закрепощаем, что не ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава имеем даже времени в полном внимании, при полной освобожд„нности помыслить о величии и настоящей мудрости той минутки, которую на данный момент изживаем. Видишь ли, на земле мы можем жить только по земным законам и никаким другим. И если сейчас ты сообразила, что для тебя предстоит стать мамой тут на земле, ты ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава уже должна – должна и перед будущей жизнью, и перед дядей Али, и перед папой Флорентийцем – отыскать внутри себя те величавые силы любви, в каких утонут все мелочи, все предрассудки, ведущие дух в тупик, а не в творчество.

Если вправду ты любишь меня, любишь собственных отцов, хочешь служить им и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава людям, и сделать новейшую, раскованную семью, то все стесняющие тебя маленькие происшествия должны утопнуть в твоей любви. Ты просто перейд„шь грань условной стыдливости и поедешь к медику, чтоб выяснить, верно ли, неопасно ли началась в для тебя новенькая жизнь. Ты не будешь смущяться того, как выглядишь ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава. Ты будешь исполнять все предписания доктора, все требования гигиены, так как ты забудешь о для себя, а станешь мыслить о будущем реб„нке, о его здоровье. Ты, любя, создашь для него внутри себя гармоническое жилье. Будущий реб„нок – не деспот, который завладеет всею твоей жизнью. Не кумир, для которого ты ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава отрежешь себя от мира и весь мир от себя, чтоб сделать замкнутую, тесноватую ячейку семьи, связанной одними личными интересами: любовью к «своим». Реб„нок – это новенькая связь любви со всем миром, со всей вселенной. Это раскованная любовь мамы и отца, в какой будет расти не «наш», «свой ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава» реб„нок, но душа, данная нам на хранение. И это сокровище мы будем с тобой хранить со всем бескорыстием любви. Со всею честью и благородством, на какие только способны, помогая ему развиться и спеть в гармонии. Я знаю, Наль, моя дорогая детка, сколь почти все для тебя будет на ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава данный момент тяжело. Но я знаю и то, как много сил в для тебя, какая пучина преданности живой„т в для тебя, и какая неколебимая верность, не имеющая даже понятия об «измене», пылает в моей дорогой супруге.

Николай приник к губам Наль и, казалось, дал ей вс„ сво„ сердечко в этом поцелуе ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава незапятанной, глубочайшей любви.

– О Николай, как далека я была от реальности, рисуя для себя когда-то картины счастья, мечтая о том, что «вот я – твоя жена» – как вс„ это было по-детски. Почти все, впитанное мною, очевидно, из гаремных предрассудков, разлетелось, как глиняные кувшины для воды на моей ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава родине, не пригодные для цивилизации того народа, с которым мы на данный момент живой„м. Но совместно с кувшинами полетели и многие мои боги, которым я всерь„з поклонялась. Сейчас я увидела и в их только глиняных кумиров. И ты угадал, – я представляла для себя реб„нка кумиром семьи ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава, тесноватой ячейки, где только «свои» могут быть любимы, чтимы и допустимы.

А теперешняя жизнь, когда Алиса, пастор, Сандра и лорд Мильдрей так просто просочились в мо„ сердечко, – а ведь не так давно там жили только очень «свои», – мне показала, как, не нарушая верности дяде Али и для ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 42 глава тебя, можно сделать чужих своими и признать их членами собственной семьи.


glava-8-dvizhenie-hozyajstvennih-poezdov-specialnogo-instrukciya-po-dvizheniyu-poezdov-i-manevrovoj-rabote-na.html
glava-8-ekonomicheskaya-osnova-mestnogo-samoupravleniya-rajona-statya-ustav-blagoveshenskogo-rajona.html
glava-8-elektronnij-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-bezopasnost-zhiznedeyatelnosti.html