ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава

– Да погодите, мать, разделять шкуру неубитого медведя. Я согласна написать Тендлю записочку и обещаю вам, что постараюсь воздействовать на Алису, не доводя дела до суда. Она девчонка упорная, но вс„ же можно попробовать. Я ей напишу и буду звать е„ приехать повидаться. Ну, мы и попытаемся е„ не выпустить ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава больше. Пусть опекун тогда судится с нами.

– Нет, Алиса не упорна. Если с ней обращаться нежно, – чего нам с тобой никогда не хотелось делать, – из не„ можно вер„вки вить. Покойный папенька не столько обожал е„, сколько отлично осознавал эту черту е„ нрава и воспользовался ею. Девчонка представляла, что он души в ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава ней не чает, и отвечала ему истинной преданностью. Если хочешь, чтоб Алиса приехала, притворись, что тоскуешь, напиши побольше нежных слов. Она размечтается и приедет.

Умная Дженни, отлично понимавшая цельность и прямоту нравов отца и сестры, не заблуждалась по поводу их отношений. Она знала сходство вкусов и мыслях ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава, на которых покоилась их дружба. Но что единственным подходом к Алисе были ласка и призыв к милосердию, – в этом Дженни не колебалась. Написав короткую записку Тендлю, шутливо прося е„ извинить, – Дженни дала записку мамы, которая настаивала на том, чтоб самой отвезти е„ юному человеку.

Правда, пасторша не столько веровала ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава в свои дипломатичные таланты, сколько ей хотелось сейчас убедиться в богатстве Тендля, который жил, судя по адресу, на одной из наилучших английских улиц. Наспех перекусив, пасторша отправилась в город. А Дженни села за письмо к Алисе. Поначалу ей казалось, что письмо это написать просто и просто. Но прошло ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава уже практически четверть часа, а на листе красовалось трафаретное: «Милая Алиса». Обычное горделиво-снисходительное отношение к сестре, императивный, приказной тон, с каким она всегда обращалась с сестрой-дурнушкой, не позволяли ничего другого, что сама Дженни понимала как ласку.

Алиса продолжала ей казаться глуповатым реб„нком, довольно упорным в сво ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава„м отношении к папе и лорду Бенедикту, которых она свято чтила. Дженни вспомнила и вид Алисы, и отцовское выражение непоколебимой воли, когда она, по воззрению сестры, недостаточно уважительно отозвалась о лорде Бенедикте.

В конце концов Дженни решила воззвать к гордости Алисы и обосновать ей, что нереально жить в чужом доме в ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава роли приживалки графини Т., тогда как родная сестра обречена ею на одиночество. Дженни так искренно поверила, что она жертва беспощадности Алисы, что ей стало просто, и она начала письмо с серии обвинений.

«Ты бросила нас с матерью на произвол судьбы и говоришь, что ты нас очень любишь ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава. Ты даже не интересуешься, как мы живой„м и будем жить в этом древнем, мерзком, некомфортном доме. Если ты думаешь, что для меня и матери применимы те условия, которые ты нам предлагаешь, то, разумеется, ты совершенно забыла о наших привычках и вкусах. Не считая того, если б ты нас обожала, ты ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава не только лишь не писала бы таких смехотворных распоряжений, но произнесла бы папе, что он от старости и заболеваний теряет всякое чувство меры. Для тебя, Алиса, известен мой вкус к шикарной жизни. Для чего же ты продолжаешь жить при чужой даме, которая может поменять тебя хоть 10 швеями. Ведь ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава не всегда же ты будешь посиживать дома. Скоро я выйду замуж, тогда можно будет подыскать солидного супруга для тебя. Твои вкусы так умеренны, что отыскать партию будет несложно. Если ты искренна в собственных словах, не оставляй нас с матерью. Ты ведь знаешь, что нам было нелегко. То, чего нам с нею ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава хотелось, не нравилось папе и он на вс„ накладывал вето. Сейчас мы, в конце концов, можем начать жить, как нам охото. Но для этого нужно, чтоб ты была дома. А ты, злая девченка, совершенно покинула нас. Если ты заупрямишься и не пожелаешь вернуться немедля домой, нам придется обратиться ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава в трибунал. И на суде выяснится, что отец был ненормален, огласки чего ты, наверняка, не очень хочешь. Что касается твоего письма, – не его лирических мест, – а той части, где ты да„шь свои «распоряжения», то я их просто не принимаю всерь„з. Но об этом побеседуем дома, когда ты ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава верн„шься из собственной довольно затянувшейся отлучки. Я кончаю письмо и ещ„ раз припоминаю для тебя, что женщина из общества, случаем попавшая в пасторские дочки, заместо того чтоб занять в свете блестящее положение, не должна жить приживалкой в чужом доме. Возвращайся быстрее домой и развяжи нам с матерью ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава руки. До скорого свидания. Твоя Дженни».

Дженни осталась очень довольна своим письмом и, полная сознания исполненного тяж„лого долга, стала ожидать возвращения пасторши. Леди Катарина возвратилась в достаточно нехорошем расположении духа. Дом мистера Тендля оказался хорошим домом. Но сам владелец жил на даче, домой заглядывал изредка и только по ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава утрам бывал в конторе дяди. Все эти сведения, очень без охоты, отдал ей дворник. С трудом удалось пасторше выяснить адресок конторы. Разочарованные мама и дочь решили выслать письмо по почте, потому что Дженни категорически воспротивилась желанию мамы передать письмо Тендлю в конторе.

И Дженни, и леди Катарина, обе были ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава раздражены неудачей. Обе ощущали себя одинокими, и обе не знали, чем и как себя занять. Поболтав о всяких пустяках, они направились спать, не признаваясь друг другу, как тревожно у их на сердечко.

Завистные струйки пробегали по сердечку Дженни, когда она задумывалась, что вот Алиса посиживает в деревне, окруженная мужиками, и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава не знает никаких хлопот, их взял на себя е„ обеспеченный опекун.

И Дженни решила биться, вырвав у опекуна Алису, чего бы ей это ни стоило. Если не Тендль, то кто-то другой, но замуж она выйдет, и лорд Бенедикт отлично запомнит на всю жизнь, как насолила ему Дженни.

Эти ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава приятные мысли успокоили Дженни, и она легла спать, исполненная решимости.

ГЛАВА 9 2-ое ПИСЬМО ЛОРДА БЕНЕДИКТА К ДЖЕННИ. ТЕНДЛЬ В ГОСТЯХ У ЛОРДА БЕНЕДИКТА В ДЕРЕВНЕ Возвратившись к для себя в кабинет. Флорентиец, своими руками разбиравший свою почту, длительно читал письма. Ответив на некие маленькими записками, сделав на других пометки, он ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава задумался, смотря на портрет пастора, стоявший на полке неподал„ку от письменного стола.

– Да, друг, я обещал для тебя позаботиться о твоих детях, – проговорил он, обращаясь к портрету. – Попробую ещ„ раз написать Дженни, хотя уверен, что страсти, ярость и зависть уже так открыли е„ сердечко злу, что ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава будет нереально приостановить катящийся к ней ком гадов. Думаю, что окончательное падение не минует е„. Но… я обещал и ещ„ раз постараюсь ей посодействовать.

Знавшим Флорентийца тяжело было и представить его лицо таким, каким оно было во время этого разговора с пастором. Необыкновенная нежность светилась в его очах. На лице ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава его лежали скорбь и печаль о пути человека, создавшего себе безнадежный круг мучений. Это красивое лицо, всегда молодое, было серьезным, бледноватым и таким постаревшим, точно вековая мудрость легла на него. Флорентиец взял бумагу и опять задумался, внимательно всматриваясь вдаль.

«Дженни, – писал он, – сравните дату и час написания ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава наших писем. Ваше письмо к Алисе вс„ ещ„ лежит перед Вами, а я уже знаю, о ч„м оно, от первого до последнего слова. Как знаю, в каком хаосе мыслей и эмоций Вы на данный момент живой„те. Я прошу Вас увидеть дату и час, чтоб Вы не пошевелили мозгами, что я ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава вскрыл письмо нездоровой Алисы. Я писал Вам, что сестра Ваша очень больна. Но Вы ни одним словом не выразили ей сострадания. Почти все я произнес Вам в первом письме. Но Вы прочитали его невнимательно и порвали в припадке ярости.

Я разъяснял Вам, что злость – совсем не невинное занятие ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава. Всякий раз, когда Вы сердитесь. Вы привлекаете к для себя токи зла из эфира. Сейчас, – как, вобщем, нередко за ближайшее время, – Вы вполне покрыты уродливыми красноватыми и ч„рными пиявками с такими отвратительными рыльцами, какие только может быть вообразить. И они все – порождение Ваших страстей. Вашей зависти, раздражения и злости ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава. После того как Вам будет казаться, что Вы уже успокоились и обуяли собой, – буря в атмосфере поблизости Вас вс„ ещ„ будет длиться, по последней мере двое суток.

Как Вы думаете, Дженни, кто может приближаться к Вам, пока уродливые существа сосут Ваши страсти, питаясь ими, как обыденные пиявки ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава кровью? Всякое незапятнанное существо очень чувствительно к смраду этих малеханьких животных. И оно бежит тех, кто окружен их кольцом, кто лиш„н самообладания. Незапятнанное существо, встречаясь с распущенным человеком, привыкшим жить посреди раздраж„нных выкриков, неизменной запальчивости, мучается не меньше, чем при встрече с прокаж„нным. Злой же, владеющий только упорством ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава воли, мчится навстречу, с экстазом видя перед собою орудие для собственных целей. Скрывая под криводушной маской свои настоящие побуждения, он окружает жертву наружным блеском, завлекает богатством, время от времени притворяется влюбл„нным либо любящим. Но вс„ это ересь, а сущность – подавить волю злосчастного, чтоб овладеть им совсем ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава. Узнайте, Дженни, закон Вселенной, закон, которому подчинено вс„ духовное и вещественное на земле: мир сердца определяет место человека во Вселенной, как сила притяжения земли принуждает его ходить ввысь головой. Духовная сила человека – это та светящаяся материя, что соткана миром его сердца. Эта материя, как шар из атмосферных токов ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава, окружает его.

Вам на данный момент кажется, что Вы больны. Но это только те злые животные, которых Вы притянули, теребят Вас, не дают Вам покоя. Идеальнее всего Вы сделаете, если приедете ко мне сюда. Я бросаю Вам несколько мыслей, совсем вам новых, и ещ„ раз – памятью Вашего отца – прошу: оставьте привычку ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава жить в неизменном раздражении. Стройте новейшую жизнь не на эгоизме и злости, а на любви и радости.

Труд, пугающий Вас, это единственный путь к осознанию смысла земной жизни. Если будете жить в бездельничание, конец может быть только один: Вы дойд„те до отчаяния. И скоро удостоверьтесь, если ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава будете упорствовать в сво„м стиле жизни, что вс„ доброе и светлое станет Вас избегать. И по этому признаку можете осознать, как зло приблизилось к Вам. Торопитесь спастись! Приезжайте на деньках сюда, может быть вс„ ещ„ поправимо. Вы сможете повстречать тут людей подходящих и приятных Вам, людей, уже несколько связанных ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава с Вами, от их зависит другой поворот Вашей жизни.

Послушайтесь моего клича, Дженни, мы никогда не знаем, где и что нас ожидает. И редко нам дано осознавать, сколько людей задето нашей жизнью и деятельностью. Если в три ближайших денька Вы, Дженни, не приедете, я буду знать, что в Ваше сердечко доброте ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава не просочиться. Я прошу Вас ещ„ и именованием сестры: имейте к ней милосердие. Она больна, навестите е„. Не ходите в трибунал,

– это глупо. Дела Вы не выиграете, а Алисе нанес„те тяж„лый удар. Но потому что е„ незапятнанное сердечко не будет питать злости, какие бы мучения ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава Вы ей ни причинили, – удар пад„т на Вашу же голову.

Я пока не теряю надежды созидать Вас у себя и ещ„ раз повторяю: Вы сможете повстречать тут людей очень ценных, очень подходящих и Вам увлекательных. Вся Ваша судьба может ещ„ оборотиться к счастью и радости. Но учтите, Дженни ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава, что «может» не означает «будет». «Будет» – это деятельность человека, его энергия, превращающая в действие то, что быть «может"».

Запечатав письмо. Флорентиец опять прош„л к Алисе, где Наль сменил Николай, удостоверился, что вс„ производится точно и аккуратненько, и возвратился к для себя. Опять присев к столу, он написал ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава куцее, разлюбезное письмо мистеру Тендлю, приглашая его провести конец недели в деревне. Он написал ещ„ записку лорду Амедею, прося его рано с утра спуститься в кабинет за письмами и поручениями в Лондон. Отнеся записку в почтовый ящик Амедея, Флорентиец возвратился к для себя, улыбнулся портрету пастора и потушил свечки ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава.

Мильдрея, спавшего после мучительного денька очень прочно, разбудил слуга, подав ему почту. 1-ое, что ринулось Мильдрею в глаза, была записка Флорентийца, которую он лихорадочно схватил, будто бы это было нечто самое ценное в жизни. Ознакомившись с содержанием письма, Мильдрей стал поспешно одеваться и полчаса спустя был в кабинете Флорентийца. Уже совсем ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава готовый, владелец дома подал ему два письма, прося поначалу навестить Дженни, а потом съездить к адвокату и уговорить Тендля отправиться тотчас в деревню, о ч„м он просит его в сво„м письме.

Дженни нежилась в кровати, попивая шоколад, когда ей подали письмо лорда Бенедикта. Она сразу выяснила и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава длиннющий зеленый конверт, и соответствующий почерк. Сердечко е„ забилось, и вихрь самых различных мыслей и эмоций окутал е„. Разорвав конверт, она уже начала было читать письмо, как заслышала шаги мамы. Дженни закрыла дверь на задвижку.

Пасторша, имевшая привычку врываться без стука, не смогла войти к дочери, что ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава е„ очень озлило.

– Дженни, ты получила письмо от Мильдрея. Что он пишет? Да открой же в конце концов, – орала она за дверцей.

– Я ещ„ не читала письма, мать. Прошу вас, дайте мне возможность прочитать его тихо. Я ведь не спрашивала вас, от кого принесли вам письмо вчера вечерком. Надеюсь, я ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава могу добиваться и от вас некой деликатности.

– Да что с тобой, дочка? Неуж-то ты не понимаешь, что Мильдрей поважнее Тендля будет. Может быть, сейчас Тендлю и посылать ничего не нужно.

– Говорю вам, мать, оставьте меня в покое, – озлилась в свою очередь Дженни и резко попросила мама уйти. За ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава ночь несколько успокоившаяся, она опять впала в возбуждение. Она прочитала письмо раз, два, три, и всякий раз ей казалось, что она чего-то не сообразила. Первым побуждением было полное неприятие всего письма полностью. 2-ой раз ей показалось приятным приглашение лорда Бенедикта. После третьего чтения она решила, что поедет обязательно ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава и немедля же. Дженни стала одеваться, обдумывая, как сказать мамы о сво„м решении. Никогда ещ„ ей не было так отрадно мыслить о наступающем деньке. Точно детство возвратилось и отец должен везти их к деду на „лку.

Сверх всякого обыкновения Дженни вышла из собственной комнаты совсем одетой. Пасторша, привыкшая созидать ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава дочь по утрам в халатике, обомлела. – Как? Ты выходишь в такую рань? В ч„м дело? – Дело в том, что я пищу к лорду Бенедикту навестить хворую Алису.

Пасторша даже села в кресло от изумления и не могла произнести ни слова. Дженни отлично знала это молчание мамы, всегда предшествовавшее взрыву ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава бешенства. Она возлагала надежды проскользнуть мимо не„ и выкарабкаться на улицу ранее, чем мама опамятуется, но та у самой двери е„ догнала и с визгом вцепилась ей в руку. Убедившись, что вырываться никчемно, Дженни возвратилась в гостиную.

– Что вс„ это означает? Как ты смеешь ехать туда без меня? – Вас ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава туда никто не клич„т. Зовут меня. Неуж-то вы думаете, что всю жизнь будете ходить за мной по пятам? Что все-таки это за жизнь для меня начинается? – чуть ли не рыдала Дженни.

– Дай письмо. Там, наверняка, шантаж, чего ты не понимаешь. Дай на данный момент же ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава письмо, говорю для тебя.

– Письма я вам не дам. Но если вы обещаете придти в себя, я вам его прочту. Господи, я задумывалась, что папа тиран и деспот. Но что вы такая тиранша, я и представить не могла.

Дженни вытащила письмо из кармашка и прочитала его мамы ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава. После каскада не совершенно прельщающих итальянских эпитетов по адресу лорда, всех его прихлебателей и самой Дженни, леди Катарина воскрикнула:

– Да неуж-то же ты не понимаешь, что он опасается суда? Для тебя лестно, что тебя приглашают в аристократический дом и обещают каких-либо подходящих и увлекательных людей. А зачем ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава тогда тут вся эта галиматья? Ведь это очевидный расч„т на то, чтоб адекватномыслящий человек ничего не сообразил. Самато ты чего-нибудть понимаешь?

Удовлетворенное, л„гкое настроение Дженни, с которым она одевалась, испарилось. Е„ недавнешнее желание тотчас ехать к лорду Бенедикту стало казаться ей ветреным. Гнев мамы опять заразил е ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава„, она ужаснулась, что попад„т в ловушку.

– Послушай ты меня. Пошли письмо Тендлю с посыльным и ожидай или ответа, или его самого. И часа не пройд„т, как он явится, я уверена.

Длительно упрашивала дочь леди Катарина, и от этих уговоров вс„ сумрачнее становилось у Дженни на сердечко. Лицо е ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава„ стало темно, вся она точно съ„жилась, как будто тьма и холод окружили е„.

– Нескончаемая ваша песня, мать, о любви ко мне. Но, Боже мой, как скучновато становится от вашей любви, если вы заставляете подозревать всех в неблаговидных поступках и непереносить! Почему вы представили, что лорд Бенедикт опасается суда ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава? Ведь не мог же папа не знать законов и отдавать сво„ имя на поругание. Почему не поверить, что я могу повстречать в его доме кого-либо, кто будет увлекателен и даже нужен мне?

– Не будь наивна, Дженни. Папенька устроил свои дела отлично. Алису он обеспечил отлично, а нас ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава выкинул, как делал всю жизнь.

– Мать, отец 1-ый раз в жизни поехал отдыхать, и то перед гибелью. Для чего наговаривать? Я не способен больше выносить этого, – плакала Дженни.

Пасторша, никогда не видавшая е„ сл„з, сообразила, как далековато зашла. Она ринулась к дочери, обымала е„, целовала руки, умоляла простить и давала ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава слово больше не ворачиваться к прошлому. Она так сладкоречиво расписывала Дженни будущее замужество, сияние жизни без всякого труда и хлопот, гласила о том, как неприятен и страшен лорд Бенедикт, толкующий о труде, от которого лучше держаться подальше, что Дженни утихла и позволила себя уговорить отправить письмо ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава мистеру Тендлю, а самим поехать завтракать в город.

Пока мама пошла одеваться, Дженни привела себя в порядок, стерев с лица следы сл„з, но состояние е„ духа оставалось очень тяж„лым. Она как будто растеряла что-то довольно ценное. Впервой кто-то был очевидцем е„ сл„з, и в 1-ый же ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава раз сл„зы раскрыли ей пучину ужаса, колебаний и неуверенности внутри себя, чего она и не подозревала. Мелькнувший, как очаровательное видение, образ лорда Бенедикта погас, и в е„ душе стало холодно. Но зато возродилось упорное желание биться с ним, и это желание стало первенствовать в е„ идей. Сейчас в Дженни ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава ярко вспыхнула ненависть к Мильдрею, осмелившемуся сказать, как прелестна е„ сестра. И Дженни в бешенстве снова разорвала письмо в маленькие обрывки.

– Дженни, – входя в комнату уже одетая, произнесла пасторша, – по какому адресу находится контора Бенедикта?

Дженни вспомнила, что в письме была приписка с указанием адреса деловой конторы на ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава случай, если б она возжелала приехать в деревню. Ей было надо только сообщить, и е„ проводили бы.

– Я уже разорвала письмо, не знаю, – угрюмо буркнула Дженни.

– Какое же ты неосмотрительное дитя, Дженни! Сколько раз я для тебя гласила, что письма – документы. Писать их не надо, а вот приобретенные ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава нужно хранить. Задумайся, каким богатейшим материалом могли бы для тебя послужить в жизни эти два именитых письма. А ты их рвешь.

Ни слова не ответила Дженни, направляясь к выходу, и пасторше ничего не оставалось, как идти за нею. Передав первому же посыльному письмо для Тендля, обе дамы направились ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава завтракать.

От Дженни Мильдрей поехал в юридическую контору, где и застал Тендля, уже собиравшегося уезжать. Лицезрев Мильдрея, он сч„л, что это официальный визит.

– Хороший денек, лорд Мильдрей. Вы, по всей вероятности, к дяде. Но он захворал, и я один сейчас совладал со всеми делами. Но я всецело к вашим услугам ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава, если могу поменять вам дядю.

– Нет, мистер Тендль, я конкретно к вам. Я прив„з вам письмо от лорда Бенедикта с извинениями за вчерашний грустный факт. Лорд Бенедикт желает лично извиниться перед вами. Но в его доме, под его наблюдением, лежит на данный момент тяжелобольная, которую он не может ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава бросить навечно. Я уполномочен упросить вас предоставить ему эту возможность и поехать совместно со мной к нему в деревню. Прочтите, пожалуйста, это письмо; может быть, вы не откажете лорду Бенедикту в его напористой просьбе.

Мистер Тендль прочитал письмо и весь зарделся от наслаждения.

– Я даже и не грезил о счастье ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава погостить у лорда Бенедикта, о котором столько слышал. Но я, право, не знаю, как мне быть с дядей, с конторой и с вещами. Я, пожалуй, приехал бы завтра.

– Это будет труднее. Вы так обрадуете лорда Бенедикта, если приедете сейчас. У меня коляска, мы заедем к вашему дяде и к ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава вам, и как раз успеем к поезду.

Мистеру Тендлю самому так захотелось поехать сейчас же, что Амедею не составило труда уговорить его совсем. Через пару минут юные люди уже посиживали в коляске и мчались к дяде Тендля. Дядя и сам был польщен приглашением лорда Бенедикта, стремительно были собраны нужные ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава вещи, и новые друзья примчались на вокзал в последнюю минутку. Благополучно добравшись до дома лорда Бенедикта, они были встречены очаровательным владельцем, представившим Тендля собственной семье. Очарованный красотой и любезностью Наль и дружелюбием Николая, Тендль сходу ощутил себя, как дома. Он и не увидел, как пропархал вечер.

Сандра, уже ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава окрепший, тоже спустился вниз и ещ„ больше улучшил настроение Тендля. Несколько побаиваясь уч„ности Николая и Флорентийца, Тендль скоро запамятовал о робости и выказал себя не только лишь культурным и образованным человеком, да и очень вес„лым и смышленым собеседником. Когда расползались по комнатам. Флорентиец поручил Сандре завтра проводить гостя ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава к озеру, а дн„м обещал сам показать Тендлю более прекрасные округи.

Оставшись один с Наль и Николаем, Флорентиец произнес, что Алисе еще лучше, что денька через три она сумеет посиживать в постели и потом начн„т стремительно поправляться. На удивл„нные вопросы Наль он ответил, что, фактически говоря ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава, болезнь Алисы нельзя рассматривать как обыденную болезнь. Что у не„ раздвоение сознания благодаря очень сильному нервному шоку, который отдал возможность е„ сознанию просочиться в эфирные волны тех вибраций и той частоты колебаний, которые ей были недосягаемы в е„ здоровом физическом состоянии.

– Такие состояния могут быть гибельными ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава, даже смертельными. Человек, попадая в сферы высшей красы, о которой он и не додумывался, живя на земле, не желает ворачиваться. Если же он в„л низкую жизнь, нервный шок таковой силы может столкнуть его в сферу мерзких низких вибраций. Возвращение угрожает ему безумием либо припадками какойлибо ужасной заболевания, А девченка Алиса ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава ворачивается к нам ещ„ более прелестной, чем была. Та атмосфера, где жил е„ дух эти деньки, – недостижимая для не„ до этого, – будет сейчас открыта для не„ всегда. Она будет слышать е„, разговаривать с теми, кого там выяснила.

– Скажи, отец, что это происходит сейчас со мной? Бывало, я и ранее так ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава ясно лицезрела дядю Али, даже будто бы слышала его глас. Стоило мне усиленно пошевелить мозгами о н„м, как он вставал передо мной в отдалении. Сейчас же, когда я в одиночестве посиживала у постели Алисы, я начинала созидать е„ так, как будто бы она соткана из ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава тонкой светящейся сети и высоко летает нужно мной. Она была вес„лой, удовлетворенной, смеялась и гласила: «Не страшись, Наль, я вернусь. Я могла бы уже возвратиться, но мне так не хочется». Вс„ это, отец, я воспринимала за фантазию, за игру моего напуганного заболеванием Алисы воображения. Но после услышанного на данный ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава момент мне начинает казаться, что это могло быть в реальности.

– Без всякого сомнения, ты лицезрела реальные факты, Наль. Но для того, чтоб реальные факты миров, живущих по другим, чем земля, законам и с другими частотами волн были верно восприняты земным человеком, нужен не только лишь дар. Дар – как ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава музыкальная одар„нность – принадлежит избранникам. Но нужна ещ„ такая чистота сердца, такое бесстрашие и бескорыстие, чтоб ничто не могло их нарушить и ничто из пролетающих мимо запятанных токов и течений не могло зацепиться за человека. Во всех случаях, когда пробуждаются сверхсознательные чувства, человек попадает в такие наружные происшествия, которые ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава необходимы ему, чтоб легче научиться завладеть ими. Очень нередко тот, кто обладает возможностью через сознательное просачиваться в безотчетное творчество, не кажется людям ни возвышенным, ни очень незапятнанным, ни как-то в особенности уч„ным. Словом, по воззрению людей, не обладает никакими особыми свойствами. Этим, друзья мои, вы никогда не ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава смущайтесь. Удостоверьтесь только в одном: если перед вами фантаз„р либо враль, либо человек, лиш„нный здравого смысла, – таких людей никогда не выслушивайте и ничего от их не принимайте. Все их сны, рассказы об звездном либо эфирном зрении, – вс„ это досужий вымысел от нечего делать. Ты уже удостоверилась, Наль ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава, что в твоей жизни чудес нет, а есть только познание и труд. Мещанин сч„л бы, что любой из вас троих

– ты, Левушка, Николай – уже пару раз в собственной недлинной жизни был объектом чуда. На самом же деле кармические нити старших братьев, связанных с вами вековым трудом, пару раз входили в ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава земное взаимодействие с каждым. Так как в вас уже созрело достаточное количество безоглядной верности, чтоб соединение с вами стало вероятным.

Флорентиец простился со своими детками, и скоро весь дом уснул.

Красивое осеннее утро в особенности ярко выделило красы озера и водопада, и совсем очарованный мистер Тендль не находил слов, чтоб ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава отблагодарить Сандру за эту утреннюю прогулку. Любя природу, Тендль оценил не только лишь естественную е„ красоту, да и также такт, мозг и художественный вкус, с которыми она была подана. Нигде не была нарушена гармония земли, и все же везде была видна рука человека, которая посодействовала ещ„ ярче выделиться ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава природной красе. Поначалу беседа юных людей крутилась около владельца дома. Но равномерно Сандра, темпераменту которого обязательно было надо излиться, поведал спутнику о погибели пастора, о заболевания Алисы и о самой Алисе. Не мог Сандра умолчать и о собственной тоске по ушедшему другу, об большущем разочаровании в Дженни, так ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава нравившейся ему когда-то.

При упоминании имени Дженни лицо Тендля стало горестным. Даже чтото болезненное появилось в н„м, и если б Сандра не был так поглощ„н своими излияниями, он обязательно увидел бы перемену в сво„м товарище.

– Ну, Сандра, не могу сказать, чтоб ты был разлюбезным владельцем ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава и прив„л собственного друга в вес„лое размещение духа, – раздался в один момент глас Флорентийца. – А что, лорд Бенедикт?

– Да взгляни на нашего гостя пристально. В тво„м обществе он стал похож на рыцаря грустного вида. Для тебя не следовало так интересно говорить о собственных горестях. Впечатлительная натура мистера Тендля очень ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава реагирует на твои речи. Не печальтесь, мистер Тендль, жизнь только снаружи безжалостна к людям. На самом же деле все е„ деяния несут внутри себя величавый смысл доброты и мудрости. В каждом из нас живой„т такая чрезмерная впечатлительность, которая делает нас огол„нными перед жестокими фактами жизни. А мы ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава должны встречать их закал„нными, принимая как можно проще и легче.

– Да, лорд Бенедикт, совсем не зная меня, вы угадали самую уязвимую черту моего нрава. Я до таковой степени впечатлителен, что время от времени целыми неделями чувствую себя потерянным только из-за того, что кто-то произнес мне ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава какие-то слова, не говоря уже о разочарованиях и несбывшихся надеждах. А ощутить себя закал„нным – этого чувства я ещ„ не испытал никогда. Я не желаю сказать, что не умел мужественно встречать удары судьбы, их выпало на мою долю много. И мне всякий раз приходилось собирать вс„ сво„ мужество и ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава волю, чтоб продолжать нормальную жизнь и не дать людям узреть, как больно моему сердечку.

– Я догадываюсь, что один из таких тяж„лых периодов вы на данный момент переживаете, мой дорогой мистер Тендль, – беря юного человека под руку, произнес Флорентиец. – И если б мой милый друг, – беря под ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава локоть Сандру и улыбаясь ему, продолжал он, – был более внимателен к вам, чем к своим горестям, он не затронул бы ваших болезненных струн.

– Снова повинет, – приникая к Флорентийцу, грустно и по-детски произн„с Сандра. – Тыщи и тыщи раз ваше благородство и снисходительность прощают меня. Всем сердечком вожделел бы ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава я прожить хоть один денек тактичным человеком. Но до сего времени не напоминаю ни 1-го такового варианта.

Беседуя о попадавшихся им цветах, окультуренных из обычных полевых, на что со характерным ему одному тактом неприметно перев„л разговор лорд Бенедикт, трое спутников дошли до дома, где их ожидал завтрак ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава. Накормив гостя, владелец дома, обещавший показать ему красы парка, ув„л Тендля на прогулку. Даже не заметив, как это случилось, Тендль начал гласить о чтении завещания в доме пастора и о тяж„лых сценах, сопутствовавших ему. Наводимый вопросами Флорентийца и поощряемый его глубочайшим вниманием, парень сказал историю собственного случайного знакомства с ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава Дженни, – скачки, следующие встречи и увлечение ею. Тендль признался, что считал Дженни жертвой отцовской деспотии, как это нередко бывает в семьях огромных уч„ных, которые погружены в науку и желают проверить на живых людях свои научные тезисы, не считаясь с индивидуальностью человека. Флорентиец нарисовал ему настоящий образ пастора, сказал ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава об их с Алисой жизни в своем доме и – не касаясь Дженни – посодействовал юному человеку осознать, как некрасива жизнь семьи, какое разлагающее воздействие на старшую дочь оказывает пасторша.

– Вам казалось, что вы должны жениться на Дженни, чтоб спасти е„. Но мне хотелось бы, чтоб вы сообразили всю ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава серь„зность этого шага. Нельзя жениться на ком-то, если не уверен, что этот кто-то вправду любит тебя. Все браки, которыми люди задумываются спасти того, кто их не обожал либо кого они сами недостаточно обожали, кончаются крахом. Сам пастор, внутреннюю трагедию которого вы сообразили, возлагал надежды спасти свою супругу ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава, – и при всей возвышенности и силе собственного нрава, – не успел в этом.

– Мне, лорд Бенедикт, при моей завышенной чувствительности, при лишней впечатлительности, отравляет существование даже не то, что Дженни безжалостно меня обидела. Но ведь она, проводя со мной столько времени, никогда не отказавшись ни от 1-го предложенного ей наслаждения ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава, не поинтересовалась даже, кто я таковой. Я, по глупости, представил, что женщина сначала ценила во мне человека, и даже гордился тем, что она не расспрашивает о мо„м соц положении, считая это верхом деликатности. Естественно, сможете для себя представить, с каких небес я упал, оглушенный проделкой мисс Уодсворд в ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава денек чтения завещания. И вс„ же, – как это ни дико

– Дженни живой„т в мо„м сердечко. И боль в н„м не миниатюризируется.

– Как видите, в вашем сердечко, так длительно бывшем пустым, живой„т в конце концов «ОНА», Она в кавычках. Позволите ли мне задать вам несколько вопросов?

– Естественно, лорд ГЛАВА 7 Записная книжка моего брата 49 глава Бенедикт, я без утайки отвечу вам. Я не страшусь правды, и это событие много раз не только лишь выручало, да и выручало меня.


glava-8-eta-povest-posvyashaetsya-vsem-rokeram-vsem-tem-kto-shel-za-pilayushej-zvezdoj-hevi-metall-ibil-vsegda.html
glava-8-feminizm-kak-zhenskij-seksizm-ideologiya-neudachnic-i-oruzhie-massovogo-porazheniya.html
glava-8-formirovanie-gorizontalnih-svyazej.html